Как легче всего сделать четки

Как легче всего сделать четки

К оглавлению

<В 1916 г. после Февральской революции о. Леонид Федоров освобожден и вернулся в Петербург. С 1917 служил настоятелем церкви русских католиков Сошествия Святого Духа в Петрограде. Участвовал в Соборе Российской Греко-Католической Церкви, созванном митрополитом Андреем Шептицким в 1917 г. в Петрограде. Тогда же был назначен экзархом русских католиков византийского обряда. Назначение утверждено Святым Престолом в 1921 г. 21.10.1921 был арестован в Петрограде, в связи с вопросом об изъятии церковных ценносетй. Освобожден в тот же день.>

№ III-01

<ДВ сс. 329-330>

<За несколько дней до открытия Собора Российской ГрекоКатолической Церкви 1917 года группа прихожан о. И. Дейбнера направила митрополиту Андрею заявление, прося ввести в практику русских католиков византийского обряда культ Сердца Иисусова, свойственный Западной Церкви. Вскоре после этого группа русских греко-католических священников – оо. Федоров, Верховский, Колпинский, Абрикосов, Сусалев и Семяцкий подала митрополиту свою докладную записку, просящую не делать этого. Текст записки приводится ниже по ДВ>. Благодатию Божией и безмерным Его благоволением к нам недостойным и грешным, ныне святая католическая Церковь в Государстве Российском получила полную свободу исповедывать свое божественное учение и устроить духовную жизнь своих верных. Эта великая задача слишком превосходит наши силы, чтобы мы могли идти к нашей святой цели без предварительной подготовки, а главное без единства действий; нам необходимо представлять из себя единую корпорацию не только внешним образом являющуюся клиром, объединенным под единым главою нашего обряда в России, но и внутренне руководиться единым планом в развитии нашей духовной миссионерской деятельности. Эта последняя должна быть тесно связана неразрывными узами не только с внешней формой, но с духом нашего обряда. Она должна носить характер всепроникающей духовной цельности, чтобы с одной стороны удовлетворять потребностям тех русских людей, которые ищут у нас той гармонии и порядка, каковых они не находят в синодальной церкви, а с другой стороны – предохранить наш обряд и его внешнюю форму от всего, могущего дать диссидентам подозрение в его латинизации. Поэтому введение всякого нового культа и религиозной практики должно быть обусловлено лишь абсолютной необходимостью, и именно лишь тогда, когда среди многочисленных верных наростет стихийная потребность такого культа или религиозной практики.

В частности, мы считаем необходимым остановиться на культе Сердца Иисусова.

1. Как сыны католической Церкви, мы признаем этот культ, считаем его спасительным и никому не препятствуем исповедовать его.

2. Как священники восточного обряда, считаем однако его непосредственное введение теперь в наш обряд абсолютно нежелательным, как соблазн для диссидентов, которые примут такое нововведение, как явный признак латинизации.

3. Тот факт, что крайне ограниченный кружок лиц, группирующихся вокруг о. Иоанна Дейбнера, настаивает на введении этого культа, еще не доказывает духовной потребности для русских вводить этот культ теперь же. Нет ничего удивительного, если несколько человек, связанных с о. Иоанном узами дружбы и привязанности и находясь в постоянном общении с ним, могли проникнуться его идеями, тем более, что эти идеи доминировали в его проповедях и беседах даже в ущерб другим сторонам католической доктрины. На русских же людей другого склада ума и характера такая проповедь производит гнетущее и неприятное впечатление. В особенности это касается тех, которые понимают свой родной обряд и стремятся к возможно полному проникновению его мистической сущностью.

4. Поэтому культ Сердца Иисусова, к сожалению уже публично введенный о. Дейбнером в его приходской церкви на Бармалеевой улице, должен быть непременно ограничен этой только церковью впредь до того времени, когда насущная потребность множества верных не заставит сделать этот культ в той или иной форме всеобщим.

5. То же самое мы утверждаем относительно других культов, при чем почтительнейше обращаем внимание Вашего Высокопреосвященства, что ни молебны Сердцу Иисусову, ни тем более чин выставления св. Даров, изложенные в книге «Источник Милосердия», не соответствуют духу нашего обряда.

№ III-02

<РГИА ф. 826 оп. 1 д. 1929 л. 168>

<Грамота о поставлении о. Леонида Федорова Экзархом>

ANDREAS SZEPTYCKY

DEI MISERATIONE ET APOSTOLICAE SEDIS GRATIA ARCHIEPISCOPUS LEOPOLITANUS.

Norint omnes quos nosse oportet vi privelegiorum nobis a Sancta Sede concessorum Protopresbyterum nostrum Admodum Reverendum Dominum Leonidem Feodorow Exarchen nostrum Ecclesiae Graecocatholicae intra fines rei publicae Russiae, Parvae tamen nec non Albae Russiae regionibus exceptis, praesentibus litteris a nobis constitutum, donec diocrsrs ditionis illius propriis pastoribus cum Pontifice Romano communionem servantibus gaudeant, aut Ssmus aliter disponat. Quam ob rem Protopresbytero illi jurisdictionem episcopalem in regionem dictam tribuimus atque facultatibus quinquennalibus triennalibusque nomine Ssmi eum minimus. Potitur igitur jure clericos suspendendi, libros approbandi, dubia circa sacros ritus diluendi, dioeceses visitandi, ecclesias benedicendi, parocias instituendi ac monasteria, leges dioecesanas ferendi, peccata graviora reservandi ceteraque intra limines suae jurisdictionis faciendi. Haec autem omnia non aliter interpretari quis audeat ac hic iacent. Si igitur voluntatem hanc nostram quis contempserit se ut Ecclesiae canonumque sacrorum contemptorem ab ipso D.J. Chr. Servatori ac Pontifice nostro judicatum iri sciat. In quorum fidem has letteras manu nostra subscriptas et sigillo nostro munitas Petropoli A.D. MCMXVII pridie Kal. Junias expediri jussimus.

+ ANDREAS METROPOLITA m. p.

L.S.

Сим удостоверяю, что приложенные печати и подписи действительно принадлежат Митрополиту Галицкому Андрею Шептицкому.

Петроград 1 Июня 1917 г.

Управляющий Могилевской Р.К. Архиепархиею Епископ Иоанн ЦЕПЛЯК

М.П.

Верность сей копии удостоверяю подписью своею с приложением печати. Экзарх Русской Грекокафолической Церкви

Протопресвитер Леонид

Федоров

<печать Митрополита Шептицкого>

№ III-03

<РГИА ф. 826 оп. 1 д. 1929 л. 169>

<Грамота о поставлении о. Леонида Федорова Экзархом, славянский текст>

БОЖИЕЮ МИЛОСТЬЮ И СВЯТАГО АПОСТОЛЬСКАГО ПРЕСТОЛА РИМСКАГО БЛАГОСЛОВЕНИЕМ СМИРЕННЫЙ АНДРЕЙ МИТРОПОЛИТ ГАЛИЦКИЙ АРХИЕПИСКОП ЛЬВОВСКИЙ ЕПИСКОП КАМЕНЦА ПОДОЛЬСКАГО. Вси, имже о сем известным быти подобает, да ведят, яко мы от Святаго Апостольскаго Римскаго Престола данною нам властью нашего Протопресвитера Досточтимаго отца Леонида ФЕДОРОВА сим учреждаем Екзарха нашего грекока?олическия Церкве в пределах Державы Российския, разве Малыя и Белыя России, дондеже в епархиях предел оных свои им предстоятели в общении с Предстоятелем Святыя Церкве древняго Рима инако сему быти изволит. Темже убо даем оному Протопресвитеру епископскую власть в реченных областех, такожде и тыя власти, яже Престол Апостольский на пяти и триех летие архиереом обычай имать даяти. Может убо клирики запрещати и решити, книги церковныя и яже о вещех веры и благочестия суть к тиснению разрешати, недоуменныя яже о службе Божественней толковати, епархии посещати, приходы и обители учреждати, законополагати якоже и епископом во епархиях кождо своих обычай есть, такожде вящия вины греховныя своему си разрешению оставляти, и прочая вся яже на пользу действовати невозбранно. Не инако-же вся, яже сим учредихом, толковатися хощем, но якоже писана суть. Аще кто сию волю нашу безстрашен сый преступити дерзнет, да весть, яко от Самаго Началовождя спасения нашего и Великаго Архиерея Господна Иисуса Христа судим имать быти, яко Церкве ослушник и святых канонов презритель. Известнаго-же ради свидетельства дадеся ему сия граммата в Богоспасаемом граде Святаго Петра с приложением руки нашея и печати, в лето мироздания 7425, от воплощения Слова 1917, Маия в 31 день.

<подп.> + АНДРЕЙ МИТРОПОЛИТ р.с.

М.П.

Верность сей копии удостоверяю подписью своею с приложением печати.

Экзарх Русской Грекокафолической Церкви Протопресвитер Леонид Федоров

<печать митр. Шептицкого>

№ III-04

<ДВ сс. 323-328 >

Постановления епархиального собора Греко-католической Церкви, состоявшегося в Петрограде 29-31 мая 1917 г. под председательством Высокопреосвященнейшего Андрея, Митрополита Галицкого

ВО ИМЯ ОТЦА И СЫНА И СВЯТОГО ДУХА

1. Веруем и исповедуем, что Вселенский Архиерей, Папа древнего Рима, есть видимый глава Церкви и наместник Христа, Пастырь и Учитель всех христиан, и считаем нашим священным долгом оказывать ему безусловное послушание во всем.

2. Признавая Верховного Архиерея верховным законодателем всех церквей и руководителем христианской жизни, принимаем все его указания и советы и все рекомендованные им культы, строго сохраняя в их богослужебной форме греко-восточный обряд, согласно его же указаниям. 3. Не принимаем никакой богослужебной формы латинского обряда, хотя она была бы принята в других церквах, соединенных с Апостольским Римским Престолом, без его прямого разрешения.

4. Введение новых культов должно происходить лишь по прошению множества верных, поданному экзарху.

5. Признаем и почитаем всех святых, канонизованных западной католической Церковью, в особенности же небесного покровителя св. Соединения, священномученика Иосафата, архиепископа Полоцкого.

6. Впредь до разрешения Апостольского Римского Престола не запрещается присоединяющимся братиям признавать и почитать тех русских святых, которые издавна пользовались всенародным почитанием, так как всенародный долголетний культ был во Вселенской Церкви в течение целого ряда столетий единственной формой канонизации и теперь еще в западной церкви считается равнозначущим беатификации.

7. Считаем нашей священной обязанностью впоследствии акты этих угодников Божиих предложить на суд Святой Римской Церкви и ходатайствовать о скорейшем введении для них литургического почитания.

8. До разрешения же Апостольского Римского Престола не воздаем этим угодникам Божиим литургического почитания.

9. Отдавая под Покров Пресвятой Владычицы нашей Богородицы Непричастной первородному греху всю землю Великой Руси и все епархии, находящиеся в ней, хотя еще и занятые диссидентами, умоляем Всевышнего сделать эти престолы послушными Церкви Древнего Рима, Матери всех православных церквей.

10. Помня завет Спасителя и Господа нашего Иисуса Христа: «молитеся господину жатвы, яко да изведет делателя на жатву свою» (Мат. IX, 30) просим Его о даровании нашей Церкви как можно большего числа великих святых, апостолов, мучеников и исповедников для совершения воссоединения всех христиан земли нашей со святой Вселенской Церковью.

11. Всем священникам вменяется в обязанность ежедневно просить о даровании этой благодати.

12. Соблюдая по завету Апостола «единение духа в союзе мира» с нашими братьями во Христе, священниками других обрядов, охотно готовы помогать им нашей священнической деятельностью.

13. Мы придерживаемся восточного канонического права, выраженного в правилах св. Апостолов, вселенских и поместных соборов, св. Отцов, настолько, насколько оно во всей Восточной Церкви, при современных условиях, является обязательным и выполнимым.

14. Дисциплинарные каноны и правила западной католической Церкви, установленные после 7-го Вселенского Собора, как на Вселенских, так и на поместных соборах, а также и особенными декретами, буллами и бреве Римских Архиереев, по принципу католической Церкви, не признаются для нас обязательными.

15. Дисциплинарные постановления Римского Архиерея и Вселенских Соборов обязательны для нас только в том случае, когда в этих постановлениях ясно указано, что они обязывают Восточную Церковь и вводят в ней новый закон.

16. Для управления русской католической Церковью восточного обряда временно назначается экзарх в сане протопресвитера, которому подчиняются все епархии в пределах Государства Российского за исключением епархий Малой и Белой Руси в их этнографических границах.

17. Экзарх, но принадлежащему ему праву, имеет на всей вышеозначенной территории епископскую власть.

18. Экзарх имеет право пользоваться теми привилегиями, которые Апостольский Римский Престол предоставляет епископам на трехлетние и пятилетние сроки.

19. Экзарх имеет право наблюдения и ревизии над имуществом церковным, всеми храмами, часовнями, кладбищами, духовными приютами и школами, богадельнями, денежными вкладами и кассами и всеми прочими церковными учреждениями.

20. При издании новых епархиальных законов, экзарх обязан предложить их на обсуждение своего совета и выслушать его мнение.

21. Впредь до особого разрешения Апостольского Престола, новые епархиальные законы, издаваемые экзархом, не действительны без одобрения преосвященного Андрея Митрополита Галицкого.

22. Экзарх может пользоваться поместным законодательством русской, греческой и других воссоединенных и не воссоединенных церквей, как западного, так и восточного обряда, а также законодательством латинской Церкви для временного разрешения недоуменных вопросов ежедневной практики.

23. Экзарху принадлежит право предварительной духовной цензуры над всеми печатными произведениями подведомственного ему клира.

24. Впредь до особого разрешения Апостольского Престола апеллировать на приговор и распоряжения экзарха можно только к преосвященному Андрею, Митрополиту Галицкому, а на него к Апостольскому Престолу.

25. Считаем для нас в настоящее время необходимым полную независимость Церкви от государства.

26. Однако, считаем, нужным легализацию общим явочным порядком.

27. По предписанию Апостольского Римского Престола употребляем тот обряд, который существует в настоящее время в России, не допуская никаких изменений.

28. Избегая всякого произвола, мы обязаны стремиться к полному однообразию в служебной практике.

29. Можем соблюдать безразлично древне-русскую или новую форму нашего обряда, не смешивая однако одной формы с другой.

30. Недопустимым произволом является различная каждодневная богослужебная практика.

31. Согласно декрету Папы Пия X разрешаем и благословляем верным нашего обряда причащаться в латинских церквах и, наоборот, верным латинского обряда в наших.

32. Запрещаем всякую публичную критику, как письменную, так и устную нашего обряда, как одобренного Апостольским Римским Престолом наравне с другими обрядами святой Вселенской Церкви.

33. Все братства, устав которых утвержден Римским Апостольским Престолом, принимаем и учреждаем по прошению верных, однако так, чтобы обрядовая сторона этих братств соответствовала греко-восточному обряду.

34. Мы не признаем права патроната мирян над церквами, в какой бы форме это право ни выражалось.

35. Мирянин, пожертвовавший какую-нибудь вещь или недвижимую собственность для церкви, теряет всякое на нее право.

36. Крещение совершается через погружение. С крещением соединяем таинство миропомазания и вслед за сим питаем младенцев таинством Евхаристии.

37. Крещение может совершаться дома, а не в церкви, лишь нужды ради. Миропомазание же совершается обязательно в церкви.

38. Относительно таинства брака придерживаемся грековосточного церковного права, вопрос же брака между верными разных обрядов подлежит будущему решению Апостольского Римского Престола.

39. Посты соблюдаем по всей строгости канонических предписаний греко-восточной церкви. Однако, всем священникам дается право на исповеди делать послабления закону, если кающийся действительно нуждается в таком послаблении.

40. Верных нужно приучить возможно чаще приступать к таинству св. Евхаристии. Что же касается таинства Покаяния, то необходимо напоминать им о древнем законе, по которому верные приступали к исповеди по крайней мере четыре раза в год.

41. Среди верных необходимо выбирать лиц, способных к апостольской работе, организовывать их в отдельные кружки, созывать их съезды и руководить их работой.

42. Желательно издание апологетических произведений, пособий по нравственному богословию для клира и популярных изданий по таинству Покаяния и Евхаристии. Хотя в этом направлении желательна самостоятельная работа, однако для экономии сил рекомендуются переводы и переработки хороших католических изданий.

43. В сношениях с паствой священник должен руководствоваться духовной пастырской любовью.

44. Работа пастырей над верными должна быть всегда соединена с духом молитвы и с созерцательной жизнью. Мы никогда не должны забывать, что весь успех апостольского дела зависит от Божией благодати и нашей святости. Священник, забывший эту истину, приносит скорее вред, нежели пользу.

45. Первым требованием нашего сана и нашей Христом данной миссии, есть сохранение чистоты своей совести от всякого греха и житейской скверны. Поэтому, как мы сами учим верных, что нельзя без исповеди приступать к св. Причастию, если на совести есть смертный грех, так должны поступать и мы сами, если не хотим услышать от Господа нашего Иисуса Христа: «И вам, законникам горе, яко накладаете на человеки бремена неудобносима и, сами единым перстом вашим не прикосаетеся бременем» (Лук. XI, 46).

46. Руководясь во всем духом св. Церкви, священник должен стараться благоговейным и строго литургическим богослужением, соединенным с евангельской простотой, учить верных благочестию.

47. Хотя правило церковное вне церковной службы не является обязательным, однако священник, желающий служить литургию, обязан перед нею прочитать девятый час, вечерню и утреню. Можно заменять правило вервицами и чтением псалтири.

48. Кроме того весьма рекомендуется духовным лицам предписанные в иерейском молитвослове утренние и вечерние молитвы, а также правило к св. Причастию.

49. Благословляем всякого, желающего исполнять все церковное правило по уставу.

50. Духовные лица настолько должны ценить Слово Божие и прилежать к чтению св. Писания, чтобы прочитывать Новый Завет по крайней мере один раз в год, а Ветхий – один раз в три года.

51. Священникам вменяется в обязанность, в особенности молодым, тщательно приготовлять проповеди, для чего необходимо изучение, кроме св. Писания, Отцов Церкви, житий святых и церковной истории.

52. Вменяется в обязанность произносить проповеди догматического, морального и литургического характера. В проповедях прежде всего нужно излагать положительную часть католического вероучения, касаясь полемики лишь в редких случаях. В частности в литургических проповедях нужно стараться объяснять верным обряды св. Церкви так, чтобы их символическое значение объясняло учение Церкви и ее дух.

53. Для священников, назначенных к слушанию исповеди верных, необходимо как можно более старательное и усиленное изучение нравственного богословия.

54. Священники должны приучить народ к сознательному и деятельному участию в богослужении и по возможности заводить всеобщее пение.

55. Духовные лица совершают раз в три года общее говение – «духовные упражнения». К таким же общим говениям должны мы приглашать и верных.

56. Отличительный признак во внешнем поведении духовного лица – его скромность, благоразумие. Поэтому духовенству должны быть чужды все светские манеры и замашки, привычки и обычаи.

57. Духовенству безусловно воспрещается посещение театров, кинематографов, кафе-шантанов, загородных увеселительных садов и всяких других подобного рода собраний.

58. Нужды ради позволяется посещение всяких скромных ресторанов и столовых.

59. Разрешается посещать научные и популярные собрания (если они заведомо не направлены против Церкви), а также серьезные концерты с музыкой и пением.

60. Духовенство по мере возможности должно всячески избегать появляться на светских обедах, даваемых по случаю какого-нибудь торжества, как семейного характера (напр, свадьбы, именины и т. п.), так и общественного.

61. Появление духовных лиц с женщинами на улицах и в общественных местах – не желательно.

62. Для участия духовных лиц в светских или некатолических журналах требуется разрешение со стороны экзарха на основании постановления Папы Пия X.

63. Также необходимо разрешение экзарха для вступления в качестве члена или постоянного гостя в некатолические философско-религиозные и религиозные общества.

64. Духовенство должно ходить в одежде, присвоенной его сану, не допуская никакого отступления от предписанной нормы, каковой, до времени, будет подрясник и ряса обыкновенного русского покроя, однако с более узкими и короткими рукавами.

65. В случае нужды, вызываемой потребностями миссии и заграничными поездками, духовенство может носить светское платье.

66. Каждый священник поверх рясы носит серебряный крест. В торжественных случаях ношение креста обязательно.

67. По древнему обычаю носим бороду, волос же по предписанию апостольскому не отпускаем, удаляя от себя всякую светскую суету, напр, различные прически, духи и т. п.

68. Курение духовенством табаку запрещается.

Дано в Петрограде, в доме католической мужской гимназии при церкви св. Екатерины

31 мая 1917 г Подлинные постановления подписал

АНДРЕЙ МИТРОПОЛИТ ГАЛИЦКИЙ.

Скрепил Леонид Федоров, Экзарх русской греко-католической Церкви.

№ III-05

<РГИА ф. 826 оп. 1 д. 1929 лл. 121,122,123>

<Вечером в день открытия Собора 1917 года состоялось торжественное заседание «Общества Поборников Воссоединения Церквей» в доме гр. Зубова на Исаакиевской площади. Сюда собрались католики и православные. Цель общества выражена в следуюшем воззвании, подписанном собравшимися в числе которых были:

Члены католики: Митрополит Андрей Шептицкий; архиепископ Эдуард барон Ропп; епископ Ян Цепляк; Каноник о. Сигизмунд Лозинский (преподаватель Петрогроградской Семинарии); о. Игнатий Свирский (тоже); о. Леонид Федоров; о. Алексей Зерчанинов; о. Глеб Верховский; о. Диодор Колпинский; Мариан Здеховский (профессор Краковского университета); Стефан Цыбульский (директор мужской гимназии при церкви ев Екатерины); о. Евстафий Сусалев; о. Иоанн Дейбнер; о. Франциск О'Рурк (настоятель церкви св. Станислава).

Члены православные: Епископ Петр (бывший) Смоленский; епископ (на покое) Трифон; архимандрит о. Арсений; иеромонах о. Игнатий Жебровский; иеромонах о. Иоанн Демьянович; епископ Иннокентий Нижегородский и Костромской; епископ Геронтий Петроградский; Федор Ефимович Мельников (старообрядец); кн. Петр Михайлович Волконский; кн. Алексей Дмитриевич Оболенский; кн. Эспер Эсперович Ухтомский; Кн. Евгений Трубецкой; Григорий Алексеевич Рачинский (председатель московского религиозно-философского общества); о. Сергий Соловьев; профессор Глубоковский (Петроградской Духовной Академии); Евгений Перфецкий. К подписавшим воззвание первыми присоединился позже новгородский протоиерей Александр Устьинский, магистр богословия (Десятинный женский монастырь). (ДВ с. 333).

Текст воззвания приводится ниже>.

ОБЩЕСТВО ПОБОРНИКОВ ВОССОЕДИНЕНИЯ ЦЕРКВЕЙ

"возлюбим друг друга да единомыслием исповемы"

Обращаемся ко всем верующим в Церковь Божию, ко всем признающим и чтущим Св. Писание и Св. Предание. Все мы веруем в Церковь Христову – единую, и не потому только, что так читам в символе нашем, но и потому, что не можем и понимать основанную Спасителем мира Церковь – тело Христово – разделенным, а не единым. Однако в исторической жизни народов, не говоря уже о христианских обществах, порвавших со Св. Преданием – восточные и западные христиане, все одинаково верующие в единую, святую и соборную апостольскую Церковь, делятся на два церковных лагеря, взаимно исключающих друг друга.

Этот величайший исторический грех не мог, конечно, иначе возникнуть, как особым попустительством Божиим по недостатку веры и любви ко Христу в человечестве, а потому и может быть окончательно побежден лишь действием милости Божией, требуя от нас самоотверженного подвига любви и веры. Поэтому рассчитывать на выполнение такой задачи одними человеческими силами мы не можем и не должны; но мы можем и должны посильно содействовать, хотя и в малой мере, этой великой цели. Верующий христианин не может оставаться равнодушным при виде того соблазна раздирания тела Христова, какой существует от векового разлада восточной и западной церквей. Верующие обеих Церквей тратят силы свои на братоубийственную борьбу вместо того, чтобы ополчиться всем вместе на общих врагов христианства. Тем временем в мире растут и множатся всепроникающее неверие, грубый материализм и всевозможные подделки под истину Христову либо невежественные, либо злостные и коварные. Между тем весьма часто самая основа этой борьбы и этой розни лежит в невольном непонимании друг друга, а иногда и вольно и покоится на ставшем издавна привычным настроении подозрительности и недоверия. На устранение прежде всего именно этих основ междуцерковной розни, не имеющих действительных корней в сердечных убеждениях и направляется наша деятельность. Если еще недавно в Отечестве нашем стеснения в обнаружении религиозной мысли могли служить некоторым оправданием бездействия в этой области, то ныне, когда все пути открыты, мы не вправе молчать.

Всех болеющих и страждущих душой по объединению христиан мы зовем поэтому в наше Общество Поборников Воссоединения Церквей.

Общество это образуется на следующих главных основаниях:

1) Общество Поборников Воссоединения Церквей имеет Целью, во имя Христово и братской любви, содействовать устранению розни между христианскими церквами.

2) Ближайшими задачами Общества служат выяснение и распространение посредством докладов, чтений, проповедей, издания книг, устройством особых собраний, съездов и всякими иными, непротивными закону способами основ христианской истины и христианской любви, служащим к объединению верующих во исполнение заповеди Христовой: "Да будет едино стадо и един пастырь".

3) Общество образуется из лиц, верующих в Святую Апостольскую Церковь и признающих источником Божественного откровения Св. Писание и Св. Предание. Посему Членами Общества могут быть: православные, старообрядцы, католики западного и восточных обрядов, англикане и пр.

Примечание. Насколько верование вступающего в Общество Члена на самом деле отвечает указанному требованию, – представляется на суд его совести.

4) Общество управляется собранием его Членов, Советом и особым Правлением, выделяемым из состава Совета для исполнительных действий.

5) Так как Общество стремится возгревать в своих членах дух любви Христовой и горячее желание собрать воедино всех христиан, то дела и вопросы в собраниях Общества должны решаться единодушно и по возможности единогласно, избегая принимать решения одним лишь большинством против искренне убежденного меньшинства. 6) Общество должно обладать правами юридического лица и может иметь отделения повсеместно.

№ III-06

<РГИА ф. 826 оп. 1 д. 1929 лл. 124, 125, 126, 127, 128>

<В РГИА следом за приведенным выше воззванием следует явно недоработанный документ, приведенный ниже. Статус этого документа неизвестен, как и то, был ли он когда-либо принят. Однако нахождение его в одном из дел консистории Могилевской Архиепархии указывает на то, что с ним должен был быть ознакомлен и экзарх Леонид Федоров>

ПРОЕКТ УСТАВА СОЮЗА РЕВНИТЕЛЕЙ ЕДИНОЙ ЦЕРКВИ Задачи Союза.

1. <оставлено место на один абзац текста>

2. Для достижения указанных в параграфе 1 целей Союз:

а) устраивет как для своих членов, так и для сторонних посетителей чтения, лекции и собеседования по вопросам касающимся задач Союза;

б) издает научные труды и исследования и периодические издания;

в) открывает библиотеки, читальни и т.п. г) по мере надобности открывает отделы; д) вступает в сношения с другими обществами и организациями, как в России, так и за границей; е) и всеми другими законными способами осуществляет свои задачи.

3. Для осуществления своих задач Союз оставляет за собой право принимать участие в общественной жизни страны.

4. Союз является юридическим лицом, он может от своего имени приобретать необходимые для осуществления целей Союза права по имуществу, в том числе право собственности и права на недвижимые имения, принимать всякого рода пожертвования движимым и недвижимым имуществом и денежными суммами, образовывать капиталы, заключать договоры, принимать на себя обязательства, искать и отвечать на суде. 5. Союз имеет печать со своим наименованием

СРЕДСТВА СОЮЗА

6. Средства Союза составляют: а) членские взносы: б) пожертвования; в) доходы с устаиваемых Союзом лекций и проч. г) доходы с изданий Союза, д) доходы с имуществ Союза и е) все прочие законные источники доходов.

СОСТАВ СОЮЗА

7. Союз состоит из: членов учредителей б) почетных членов в) действительных членов

8. Членами Союза могут быть лица обоего пола, за исключением: а) лиц моложе 18 лет; б) ограниченных в правах по суду и состоящих под судом и следствием по обвинению в преступлениях влекущих за собой ограничение в правах.

9. Членами учредителями считаются все лица подписавшие настоящий устав до _ _ _ _ _ _ _ . Члены учредители и почетные члены пользуются всеми правами действительных членов.

Примечание: Первое по принятии Устава Общее Собрание состоит из членов учредителей, которые из своего состава избирают председателя и должностных лиц Общества.

10. Почетные члены избираются по предложению Президиума Общего Собрания и освобождаются от членских взносов. Действительные члены избираются Общим Собранием (президиумом) по представлению не менее чем двух его членов простым большинством голосов закрытой баллотировкой.

11. Члены учредители и действительные члены вносят ежегодно не менее 3-х рублей.

Примечание: Лица не внесшие членского взноса в течение двух лет считаются выбывшими из числа членов.

12. Указанные в предыдущем параграфе периодические взносы могут быть заменены единовременными в размере не менее 100 рублей.

13. Все члены Союза пользуются правом: а) участвовать во всех собраниях Союза с решающим голосом: б) быть избираемыми в должностные лица Общества: в) пользоваться по постановлению президиума правом посещать бесплатно устраиваемые Союзом чтения, лекции и т.д.: г) получать все издания Союза бесплатно или по удешевленным ценам.

14. Члены Союза выбывают: а) в случае их о том заявлении: б) в случае не внесения членского взноса в установленные сроки: в) в случае исключения.

15. Члены Союза могут быть исключены по представлению Президиума, определением Общего Собрания за поступки несовместимые с достоинством Союза с соблюдением правил указанных в §§

УПРАВЛЕНИЕ ДЕЛАМИ СОЮЗА.

16. Управление делами союза принадлежит Общему собранию и президиуму.

17. Общие Собрания Союза бывают очередные и чрезвычайные и созываются президиумом, который о времени месте и предмете занятий собраний доводит каждый раз заблаговременно до сведения членов союза посредством рассылки повесток.

18. Очередное Общее Собрание созывается ежегодно не позже апреля месяца для утверждения доклада и отчета президиума и доклада ревизионной комиссии за предшествовавший и сметы на будущий год.

19. Общее Собрание считается состоявшимся при наличности одной половины членов Союза в случае отсутствия установленного числа членов повторное заседание общего собрания считается действительным при любой наличности членов, при условии назначения его в течение двух недель со дня несостоявшегося.

20. К предметам ведения общего собрания относятся: а) утверждение отчета за истекший год и сметы на будущий по докладу президиума и ревизионной комиссии, а также разрешение президиуму сверхсметных расходов; б) выборы председателя Союза; в) выборы двух товарищей председателя, а также членов и кандидатов к ним в президиум и в ревизионную комиссию; г) исключение членов из состава Союза по представлению президиума; д) вопросы об изменении и дополнении Устава; е) прекращение действия Союза и ликвидация его имущества.

21. В общих собраниях председательствует председатель Союза или его заместитель.

22. Для решения вопросов, указанных в пунктах б-е § 20, а также для обсуждения действий должностных лиц Союза необходимо присутствие в собрании не менее 2/3 всего числа членов Союза. Если в собрание не явится требуемое в настоящем параграфе число членов, то для решения вопросов, предполагавшихся к обсуждению в несостоявшемся собрании созываются не позже двух недель вторичное собрание, постановления коего действительны при всяком числе явившихся членов, о чем последние в пригласительных повестках обязательно предупреждаются.

23. Все вопросы в общем собрании решаются простым большинством голосов наличных членов за исключением вопросов указанных в пунктах г-е § 20 для которых требуется согласие не менее трех четвертей прибывших в общее собрание членов. Все дела личного характера решаются закрытой баллотировкой.

24. постановление собраний союза обязательны для всех членов как присутствующих, так и отсутствующих и удостоверяются протоколом, подписанным предедательствующим собрания и не менее чем двумя членами.

25. Президиум Союза состоит из следующих лиц: а) председателя; б) двух товарищей его; в) восьми членов.

26. Президиум из своей среды избирает секретаря, казначея Союза и других должностных лиц по своему усмотрению.

27. В случае отсутствия или болезни председателя и его товарищей место его занимает один из членов президиума по выбору остальных его членов.

28. на случай выбытия членов президиума общее собрание избирает четырех кандидатов к ним. Выбывающий член президиума заменяется ближайшим кандидатом; очередь кандидатов определяется количеством полученных им по баллотировке голосов.

29. Президиум является представителем Союза во всех его внешних сношениях, ведает всеми делами союза (§ 2) его имуществом и средствами, получая доходы и производя потребные расходы в пределах указанных общим собранием союза и Уставом.

Примечание: За целость сумм и имущества Союза отвечают члены президиума в полном его составе.

30. Заседания президиума назначаются председателем по мере надобности и считаются состоявшимися если на них присутствует не менее трех членов, в том числе и председательствующий. Вопросы в президиуме разрешаются по большинству голосов, причем в случае равенства их голос председательствующего дает перевес. О недоразумениях возникающих в президиуме председатель передает со своим заключением на решение общего собрания.

31. Президиум имеет право приглашать на своих заседаниях лиц известных своей компетенцией в данном вопросе с правом совещательного голоса.

32. На обязанности казначея лежит прием и хранение денежных средств Союза и производства платежей. Секретарь заведует всем писменным производством президиума и общего собрания Союза.

33. Для проверки наличных сумм Союза, его имущества, счетоводства и отчетности президиума ежегодно избирается собранием Союза из числа членов его не входящих в состав президиума ревизионная комиссия из трех лиц и двух к ним кандидатов.

Примечание: Ревизионная комиссия имеет право ревизии сумм и имуществ Союза во всякое время.

ИЗМЕНЕНИЕ ПАРАГРАФОВ УСТАВА. ЗАКРЫТИЕ СОЮЗА.

34. Изменения или дополнения сего Устава допускаются только по письменному заявлению не менее 20 членов Союза и не на чрезвычайном, а только на очередном общем собрании Союза с соблюдением правил, указанных в §§ 22 и 23.

35. В случае прекращения действий союза общим собранием избирается комиссия для ликвидации его дел. Имущество и капитал Союза за погашением его долгов получает назначение по постановлению общего собрания Союза.

№ III-07

<ДВ с. 331>

<Письмо митрополита Андрея Шептицкого Н. Ушаковой в ответ на прошение о введении в практику русских грекокатоликов культа Сердца Иисусова. Фрагмент текста приводится по ДВ>

Высокочтимая Наталия Сергеевна,

Отвечая на поданное через Вас прошение прихожан церкви Св. Духа, что на Бармалеевой улице, довожу до Вашего сведения нижеследующие принятые мною резолюции: 1) Культ Сердца Иисусова одобряю в той форме, которая принята теперь, впредь до опубликования нового молебна Сердцу Иисусову, больше соответствующего духу нашего обряда.

2) В мае месяце разрешается служить ежедневный акафист к Пресвятой Деве.

3) Октябрьские четки одобряю, как частную религиозную практику, употребление которой относится к частной жизни.

4) Для благословения св. Дарами существующую практику отменяю и предлагаю заменить в ближайшем будущем практикой Сицилийской или Мельхитской церкви. Устав братства, обещанный мною, я не был в состоянии написать. Постараюсь выслать его Вам из Рима <…>

№ III-08

<ДВ сс. 331-332>

<Распоряжение № 1 митрополита Андрея Шептицкого экзарху Леониду Федорову. Текст приводится по ДВ>.

БОЖИЕЮ МИЛОСТЬЮ И АПОСТОЛЬСКОГО ПРЕСТОЛА БЛАГОСЛОВЕНИЕМ АНДРЕЙ, МИТРОПОЛИТ ГАЛИЦКИЙ

Экзарху нашему греко-католической Церкви в Державе Российской

Разрешаем верным и приходскому настоятелю Петроградской Церкви Сошествия Святого Духа, что на Бармалеевой улице, согласно их прошению:

1. Совершать добавочные в этой церкви богослужения, принятые из практики Западной Церкви, как-то: молебны Пресвятой Богородице, совершаемые ежедневно в мае месяце, богослужения в честь Св. Сердца Иисусова и выставление св. Даров с подобающим сему случаю молебствием.

2. Богослужение в честь Сердца Иисусова разрешается во все дни года, кроме навечерия св. Петра и Павла, Успения Пресвятой Богородицы, Преображения Господня, Рождества и Богоявления; в навечерие и самый праздник: а) Воздвижения Честнаго и Животворящего Креста, б) Усекновения главы Иоанна Предтечи.

3. Богослужения в честь Сердца Иисусова не разрешаются в первую, четвертую и последнюю седмицу св. Четыредесятницы,

4. Богослужение с выставлением св. Даров разрешается только в форме принятой или у Мельхитов или кафоликов восточного обряда, живущих в южной Италии и Сицилии. В прежней форме богослужение с выставлением св. Даров не допускается.

Если настоятель церкви Сошествия С. Духа или кто-либо другой представит нам проект нового богослужения в честь св. Даров, вполне отвечающего духу восточного обряда, то мы охотно утвердим его и благословим его устав. № III-09

<ДВ с. 332>

<Распоряжение № 2 митрополита Андрея Шептицкого экзарху Леониду Федорову. Текст приводится по ДВ>.

БОЖИЕЮ МИЛОСТЬЮ И АПОСТОЛЬСКОГО ПРЕСТОЛА БЛАГОСЛОВЕНИЕМ АНДРЕЙ, МИТРОПОЛИТ ГАЛИЦКИЙ

Экзарху нашему греко-католической Церкви в Державе Российской

Мирян доброй веры, возвращающихся в лоно св. Вселенской Церкви, предписываем принимать по следующему чину:

После св. Исповеди и разрешения грехов, приходящий к св. Церкви присутствует на Божественной литургии и сам читает символ веры перед Причастием с прибавлением следующих слов:

«Тоже святому Апостольскому Престолу и Римскому Архиерееви на весь мир держати Первоначальство, и самого Архиерея Римского преемника быти блаженнаго Петра верховного Апостолом, и истинна Христова Наместника, и всея Церкви Главу, и всех христиан Отца и Учителя, и ему в блаженном Петре от Господа нашего Иисуса Христа полную дану быти власть, еже пасти, рядити и правити соборную Церковь».

Затем приходящий сподобляется приятия св. Тайн.

Читая Символ веры добавляет в члене о Духе Святом «И СЫНА».

№ III-10

<РГИА ф. 826 оп. 1 д. 1929 л. 84>

<Обращение Л. Федорова к католикам латинского обряда с просьбой о пожертвованиях>

Katolicy

Przodedniu Swej meki, w ostatniej arcykaplanskiej modlitwie Swojej do Ojca o nie innego nie prosi Pan Jezus tak usilnie i tak goraco, jak o jednosc wsrod Swych wyznawcow: "Ojcze swiety zachowaj je w imie Twije, ktores mi dal aby byli jedno, jako i my… A nie tylko za nimi prosze, ale i za tymi, ktorzy przez slowe ich uwierza we mnie, aby wszyscy byli jedno, jako Ty Ojcze we mnie, a ja w Tobie, aby i oni u nas jedno byli, jako i my jedno jestesmy…" (Jan 17)

Niestety, ten nieprzyjaciel rodzaju ludzkiego, co wsrod pszenicy Bozej zasiewa kakol niezgofy i wasni, przeszkodzil spelnieniu pragnien Chrystusowego Serca. Od wiekow patrzec musimy nie tylko na miliony zupelnie niewiernych, ale na rozdarta jednosc chrzescijanstwa, na chrzescianskie, lecz odszczepione od owczarni Chrystusowej Koscioly. Mimo zyczen wiernych slug Zbawiciela, mimo wysilkow namiostnikow Bozych na ziemi, az do tej pory trudno bylo pracowac skutecznie nad zjednoczeniem z prawdziwym Kosciolem oderwanej oden wschodniej polowy chrzescijanstwa. Nie bylo swobody dla apostolskiego dzialania; potega caratu ochraniajacego cerkiew wschodnia nie pozwalala siac ziarna jednosci i zgody.

Ale pozwolil wreszcie Bog, ze runal gmach przemocy i spadly z zak Kosciola nalozone nan kajdany. Przy zupelnej, udzielonej nam przez Rzad nowy wolnosci religijnej otwarte jest i pole do pracy nad wielkiem dzielem ziednoczenia. I nie dlugo tez trzeba bylo ozekac na pracownikow. Zaledwie padly pierwsze hasla swobody, jaz stanal do dziela zastep kaplanow katolickich, co trzymajac sie wschodniego obrzadku, uznaja Ojca swietego pepieza i wiznaja wszystkie dogmaty rzymsko-katolickiej wiary.

Przesladowana przez tyle wiekow, tepiona ogniem i mieczem, z morza lez i krwi, z podgruzow i ruin – powstake dzis na nowo Unia Swieta. Powstaje ta Unia, co przez lat setki byla marzeniem tylu pepiezy, co skupiala w sobie tyle wysilkow wielkich mezow i tyle cierpien wielkich meczennikow. Powstaje, by prowadzie dalej swe dzielo jednosci, by dopomagac aby "stala aie jedna owczarnia i jeden pasterz".

Zecz, katolicy, ten powstajacy na nowo Kosciol Unicki biedny i ze wszystkiefo odarty staje na lanie Bozya. Kwitnace niegdys dyecezye w ruinie, z setek kosciolow ani jede nie pozostal, niema zadnych srodkow ani na wydawnictwo ksiazek, ani na prowadzenie missyani na budowanie swiatyn, ani na utrzymanie duchowienstwa. Niema wiec innej drogi, tylke prosic musi Unia o pomoc tych wszystkich, ktorym chwala Boza lezy na sercu, ktorzy pragna, aby w mysl Zbawiciela "wszescy byli jedno" w Ojcu i Synie.

Nie tajno nam, ze chwila obecna niezmiernych zada, ofiar i ogromne naklada na wszyskich ciezary, a jednak i my wyciagamy reke z ulnoscia, bo idzie o wielkie, o Boze dzielo. Prosimy o modlitwy, o zyczliwosc, o poparcie, o dobre zrozumienie intencyi naszych, ale prosimy dla milosci Bozei i o grosz materyalnej pomocy.

"Dajcie a bedzie wam dano". Dopomozeie nam w dziele zjednoczenia i pokoju w chrescijanstwie, a ofiara wasza nie pojdzie na marne i spelni sie na was Chrystusowa zapowiedz: "Blogoslaweni pokoj czyniacy, albowiem synami Bozymi nazwani beda".

Obecny Zwierzchnik Kosciola Unickego w Rosyi Egzarcha Leonidas Fiodorow.

Powyzsza odezwe, nalozy przeczytac we wszystkich kosciolach archidyecezyi Mohilowskiej i dyecezyi Minskiej, urzadzic skladke, a zebrane ofiary przeslac, z wymienieniem ich przeznaczenia, do Naszej kuryi Biskupiej.

Jan, Biskup-Administrator.

Piotrogrod,

Dnia 25 Sierpnia 1917 r.

<Перевод :

Католики,

накануне Своей муки, в последней Своей архиерейской молитве к Отцу, ни о чем ином не просил Господь Иисус так усиленно и так горячо, как о единстве среди Своих последователей: "Отче Святый! соблюди их во имя Твое, тех, которых Ты Мне дал, чтобы они были едино, как Мы . . . Не о них же только молю, но и о верующих в Меня по слову их: да будут все едино; как Ты Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино, как Мы едино…" (Иоанн 17).

К сожалению, тот враг рода человеческого, что среди пшеницы Божией посеял зерно неприязни и раздора, помешал исполнению желания Сердца Христова. Веками мы вынуждены смотреть не только на миллионы совершенно неверующих, но <и> на разделенное единство христиан, на христианские, но отделенные от паствы Христовой Церкви.

Несмотря на желания слуг Искупителя, несмотря на усилия наместников Божиих на земле, вплоть до сего времени трудно было успешно работать над воссоединением с истинной Церковью оторванной от нее восточной половины христианства. Не было свободы для апостольской деятельности; мощь царизма, охранявшего восточную церковь, не позволяла сеять зерно единства и согласия. Но наконец Господь позволил, чтобы рухнуло здание насилия и спали с рук Церкви наложенные на них кандалы. При полной, данной нам благодаря новой власти, религиозной свободе, открывается и поле работы над великим делом воссоединения.

И не долго нужно было ждать работников. Как только раздались первые лозунги свободы, как начал трудиться сонм католических священников, которые, придерживаясь восточного обряда, признают Святого Отца Папу и признают все догматы римско–католической веры.

Преследовавшаяся в течение стольких веков, искореняемая огнем и мечем, из моря слез и крови, из под развалин и руин – восстает сегодня снова Святая Уния. Восстает та Уния, что сотни лет была мечтой многих пап, что собрала в себе столько усилий великих мужей и столько страданий великих мучеников. Восстает, чтобы далее вести свое дело единства, дабы помогать, чтобы "было одно стадо и один пастырь".

Короче говоря, католики, эта вновь восстающая Униатская Церковь, бедная и всего лишенная, пребывает в руках <?> Божиих. Процветавшие некогда епархии в руинах, из сотни церквей не осталось ни одной, нет средств ни на издание книг, ни на ведение миссионерской деятельности и на строительство храмов, ни на содержание духовенства. Нет иного пути для Унии, как только просить о помощи всех тех, у кого слава Божия лежит на сердце, кто жаждет, чтобы по мысли Искупителя "все были едино" в Отце и Сыне.

Не сокрыто от нас, что даный момент требует неизмеримых жертв и налагает на всех огромные тяготы, но однако и мы протягиваем руки с упованием, потому что речь идет о великом, о Божием деле.

Просим о молитве, о доброжелательности, о поддержке, о хорошем понимании наших намерений, но просим, ради любви Божией, и о лепте материальной помощи. "Давайте и дано будет вам". Помогите нам в деле воссоединения и мира в христианстве, и жертва ваша не пропадет зря, и исполнится на вас Христова заповедь: "Блаженны миротворцы, ибо они сынами Божиими нарекутся". Нынешний Руководитель Униатской Церкви в России Экзарх Леонид Федоров.

Вышеприведенное воззвание надлежит прочитать во всех церквях архиепархии Могилевской и епархии Минской, организовать сбор [средств], а собранные пожертвования переслать, с указанием их предназначения, в Нашу Епископскую курию.

Ян, Епископ–Администратор

Петроград,

Августа 25 дня 1917 г.>

№ III-11

<РГИА ф. 826 оп. 1 д. 1929 л. 118об> + Я, нижеподписавшийся, Экзарх русской кафолической Церкви греко-восточного обряда Леонид Федоров получил от о. Игнатия Чаевского из сумм собранных на нужды греко-восточной Церкви две тысячи пятьсот рублей (2500 р.)

Экзарх Леонид Федоров

Декабря 20 дня 1917 года

Петроград

№ III-12

<РГИА ф. 826 оп. 1 д. 1929 л. 120об>

+

Я, нижеподписавшийся Экзарх русской католической Церкви греко-восточного обряда Леонид Иванович Федоров получил сего 8 Января 1918 года от о. Игнатия Чаевского в счет сумм собираемых на русскую католическую Церковь восточного обряда две тысячи пятьсот рублей (2500 р.), в удостоверение чего подписуюсь.

Экзарх Леонид

Федоров

Петроград

Янваяря 8го дня 1918 года.

№ III-13

<РГИА ф. 826 оп. 1 д. 1929 л. 117об>

+

Я нижеподписавшийся Экзарх русской грекокатолической Церкви Леонид Федоров получил сего 25 Января 1918 года от о. Игнатия Чаевского со сбора на пользу русской католической Церкви восточного обряда пять тысяч (5000 р.) рублей, что и свидетельствую моею подписью.

Экзарх Леонид Федоров

25/I – <1>918

Петроград.

№ III-14

<СИ №64—65 (апрель-май 1918 г.), стр. 748—749>

Л. Д. Федорова.

(+ 2 апр. 1918 г.)

5-го апреля на Митрофаньевском кладбище опустили в могилу прах одной из старейших русских католичек, Любови Дмитриевны Федоровой. Чин погребения совершал сын покойной, экзарх православно-кафолической церкви в России, преосвященный Леонид Федоров, соборне с другими католическими священниками греко-российского обряда в Петрограде.

Любовь Дмитриевна Федорова угасла тихо, как Божия свеча перед иконой, в весьма преклонном возрасте, как древние патриархи, насыщенная долгими летами. Все, кто знал эту незаурядную христианку, не могли не отметить в ней черты той крепкой и сильной женщины, о которой говорит Библия. Здоровый, чисто русский ум, честность и прямота сердца, ревностное благочестие и вера отличали цельную натуру этой недюжинной женщины. Всем памятно то горячее участие, какое она принимала в устройстве русско-католической общины с самого начала зарождения в Петрограде, в 1906—1907 гг., нашей миссии. Когда тайно, в малой конурке, словно в катакомбах, наш священник, о. Алексей Зерчанинов, начал свои грекокатолические богослужения, тогда еще строго запрещеные, Любовь Дмитриевна сделалась ему верным помощником и, за неимением псаломщика, сама припевала ему. Когда же богослужения вышли из подполья на свет Божий, то она деятельно подбирала хор и сама регентировала. При открытии в 1909 году первой русско-католической церковки греко-восточного обряда на Полозовой улице, Любовь Дмитриевна бегала по магазинам, закупая всевозможную церковную утварь, вплоть до дарохранительницы — выбиваясь из сил, чтобы сберечь церковные деньги, ибо казна церковная была весьма скудна. Будучи художницей, она сама написала иконы для иконостаса и запрестольный образ Сошествия Св. Духа. Эти иконы ее письма и до сих пор находятся в нашей церкви, перенесенной в 1912 году с Полозовой ул. на Бармалееву (кроме лишь икон Спасителя и Богоматери, замененных старообрядческим письмом).

Но величие ее души особенно проявилось в тех жертвах, какие Господу угодно было потребовать у нее и которые она несла с неизменной духовной силой и сердечной ясностью, свойственными лишь необыкновенным натурам, отмеченным особым перстом Божиим. У нее был единственный сын, единственное сокровище на земле, и того она отдала Богу. Еще будучи студентом православной Духовной Академии, сын ее принял католичество и уехал на целые годы заграницу для продолжения богословского образования, и Любовь Дмитриевна осталась одинокой (ибо она была вдова). Это была ее первая жертва. Через много лет сын, наконец, воротился в Россию. Это было как раз перед войной. Но радость матери продолжалась недолго: о. Леонид, как "особо-вредный" деятель по унии, был царским правительством сослан в Тобольск, в каковой ссылке и пробыл 3 года. Это была вторая жертва, потребованная Господом от этой христианки. Любовь Дмитриевна не могла сопровождать своего горячо любимго сына в Сибирь, ибо Господь посетил ее третьим крестом: паралич разбил эту твердую духом женщину и приковал ее на целые годы к одру болезни, дабы она соделалась истинной жертвой до конца, за наше святое дело, которому отдал свою жизнь и сын ее. Замечательно, что спокойствие и ясность духа не покидали ее даже и тогда: она не только молилась и занималась духовным чтением, но продолжала, как могла, заниматься живописью, работая левой рукой, составляла молитвы к Св. Сердцу Иисусову и т.д. Преставилась она под вечер 2 (15) апреля, тихо-тихо отойдя к Господу. Ныне она молится за нас и за наше святое дело у Господа, который и нас да сподобит такой же достойной и христианской жизни и мирной кончины. Аминь.

Священник Иоанн Дейбнер.

Из жизни петроградских греко-католиков

Еще в конце минувшего 1917 года возникло русскокатолическое религиозно-церковное "братство Св. Иоанна Златоуста". Оно учреждено по инициативе одного из старейших русских католиков Ивана Михайловича Лысковского. Преосвященный Леонид принял самое горячее участие в основании его и является самым деятельным членом братства. Главная цель братства двоякая: 1) заботы о возведении, содержании и украшении православнокатолических храмов и благолепии богослужений и 2) распространение христианского просвещения и культуры в духе Католической Церкви. Членами могут быть все, кто интересуется выполнением на Руси означенных двух задач, — без различия обрядов, восточного или западного. Устав будет опубликован, но братство уже функционирует; целый ряд лекций был прочитан о. Экзархом на общерелигиозные и церковно-общественные темы. Собрания происходят в Красном Зале мужской гимназии при римско-католической церкви Св. Екатерины, Невский 3234.

Более подробные сведения желающие могут иметь от о. Экзарха (Невский 32-34, комн. 6, ежедн. от 6—7 час. веч.) Телефон самого инициатора И.М. Лысковского — 174-53.

Ближайшие лекции — 12 и 26 Мая (н.ст.)

В Католической, так наз. Мальтийской, Церкви при Пажеском Корпусе (по Садовой, против Гостинного Двора, вход со двора) начались торжественные богослужения (обедни), отправляемые по греко-восточному обряду православно-католическим священником о. Глебом Верховским. Литургии служатся через воскресенье, в чередование с римско-католическими мессами, и начинаются в 11 часов. На первой восточной обедне присутствовал Высокопреосвященный Эдуард и сказал проповедь о соединении церквей. Слово его произвело большое впечатление на слушателей. Нерешенным еще является вопос, будут ли на таковых богослужениях говориться проповеди на русском или польском языке, т.к. большинство молящихся поляки. Притом же идея соединения должна быть распространяема, для успеха этого дела, не только среди русских, но и среди поляков, и вообще среди католиков различной национальности.

№ III-15

<РГИА ф. 826 оп. 1 д. 1929 лл. 115, 115об>

ЭКЗАРХ

Русской Греко-Католической Церкви

Протопресвитер ЛЕОНИД ФЕДОРОВ

Петроград.

Невский пр. 34.

№ 9

Его Высокопреосвященству

Высокопреосвященнейшему Эдуарду

Митрополиту Могилевскому

Прошение

Экзарха русской греко-католической Церкви протопресвитера Леонида Федорова

Имея нужду в посвящении нижепоименованных во все церковнослужительские степени и, вслед за сим, в диаконский сан, сим имею честь покорнейше просить Ваше Высокопреосвященство удостоить рукоположить их в церковнослужительские степени 21го сего Апреля, а в диаконский сан 28го Апреля 1918 года.

К посвящению во все церковнослужительские степени и в диаконский сан мною избраны следующие лица:

1. Студницкий Августин Августинович

2. Волынец Николай Леонтьевич

3. Траге Николай Львович

Сим свидетельствую, что к посвящению всех вышеупомянутых особ никаких канонических препятствий не имеется.

Принося глубочайшую благодарность Вашему Высокопреосвященству за согласие совершить рукоположение вышепоименованных лиц, остаюсь

Вашего Высокопреосвященства

смиренный послушником и молитвенником

Экзарх

Леонид Федоров.

Секретарь свящ. Диодор Колпинский

Апреля 11го дня 1918 года

<печать митр. Шептицкого>

№ III-16

<СИ № 66,67 и 68 (июнь, июль и август 1918 г.) стр. 769>

Постановления и распоряжения церковной власти.

1. Постановлением Экзарха протопресвитера Леонида Федорова назначается 5 Апреля сего 1918 года настоятель прихода Рождества Пресвятой Богородицы в Москве священник Владимир Абрикосов на должность благочинного города Москвы и всей Московской губернии.

2. Постановлением Экзарха протопресвитера Леонида Федорова возведены в диаконский сан 28 Апреля сего 1918 года следующие лица:

Студницкий-Гизберт, Августин Августинович

Волынец, Николай Леонтьевич,

Траге, Николай Львович.

По представлению Экзарха рукоположение было совершено Его Высокопреосвященством Высокопреосвященнейшим Эдуардом Митрополитом Могилевским.

№ III-17

<РГИА ф. 826 оп. 1 д. 1929 л. 119об>

Я нижеподписавшийся Экзарх русской грекокатолической Церкви протопресвитер Леонид Федоров получил от секретаря Его Высокопреосвященства Митрополита Эдуарда три тысячи сто семьдесят рублей двадцать две копейки из сумм собранных на нужды русских католиков восточного обряда.

15 Апреля 1918 года

Экзарх

Леонид Федоров

№ III-18

<РГИА ф. 826 оп. 1 д. 1929 л. 116>

Я нижеподписавшийся Экзарх русской грекокатолической Церкви протопресвитер Леонид Федоров получил от о. Игнатия Чаевского из сбора на грекокатолическую Церковь в России шесть тысяч пятьсот двадцать два рубля 15 коп. Что подписью своею удостоверяю.

Экзарх Леонид Федоров

Петроград

Мая 14 дня 1918 года.

№ III-19

<РГИА ф. 826 оп. 1 д. 1929 л. 114>

Семьсот восемьдесят два рубля 63 коп (782 р. 63 к.), собранных в пользу унии, из Митрополитской Канцелярии получил.

15/VI 1918 г.

Экзарх Леонид Федоров

<на отдельном листке>

Я, нижеподписавшийся Экзарх Леонид Федоров, получил 30го сего Сентября 1918 года от о. каноника Тройго восемьдесят рублей из сумм, собранных на русскую грекокатолическую Церковь.

Экзарх Леонид Федоров

№ III-20

< ГАРФ, ф. А-353, оп. 2, д. 696, л. 264-264об. копия>

УПРАВЛЯЮЩЕМУ ДЕЛАМИ СОВЕТА НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ

Владимиру Дмитриевичу Бонч-Бруевичу

Московской греко-католической Общины прихода Рождества Пресвятыя Богородицы (Пречистенский бульвар д. № 29. кв. 34

Прошение

В силу распоряжения Правительства о призыве всех без исключения граждан на военную службу, как в строевое, так и в тыловое ополчение, настоятелю нашего прихода священнику о. Владимиру АБРИКОСОВУ грозит возможность быть призванным в число граждан, обслуживающих тыл наших войск. Хотя, таким образом, о. Владимир АБРИКОСОВ будет избавлен от необходимости принимать непосредственное участие в пролитии человеческой крови, однако служба в тыловом ополчении сделает для него совершенно невозможным обслуживать религиозные потребности своих прихожан, которые таким образом останутся без своего пастыря и духовного руководителя. Тягость нашего положения в данную минуту усугубляется еще тем, что, ввиду крайне ограниченного числа свободных от запрещений священников, о. Владимир АБРИКОСОВ никем заменен быть не может, и таким образом вся наша Московская греко-католическая Община будет обречена, в духовном смысле, на крайне бедственное существование.

Посему мы имеем честь просить Вас исходатайствовать у соответствующих правительственных органов согласие на освобождение о. Владимира Абрикосова от несения военной службы не только на фронте, но и в тылу.

Комитет Общины: Председатель Александров, Члены Комитета: А.Абрикосов<а?>, М. Гедеонова

Представители общины: Ал. Балашев, Вадим Чапурский, Сапожников, Т. Томилов, В. Александров, <неразб.>, А. Скрипникова, Н. Цветкова, <неразб.>, М<?>. Климович, <неразб.>, <?>. Можакина, Т. Галкина, М. Ефимова, М. Кюсспер, Н. Шкурина, К. Вахевич, О. Тир, М. Томаровская, К. Ватевич, Н. Майкраар<?>, О. Володина, Е. Вахевич, В. Балашов, А. Давидюк, В. Хмелева, Е. Овсеенко, Р. Крылевская, А. Серебренникова.

Сим удостоверяю, что заявление Комитета Общины Рождества Пресвятой Богородицы в Москве сделано с моего ведома и разрешения. Со своей стороны все сказанное в заявлении подтверждаю.

М.П. Экзарх Леонид Федоров

Москва, сентября 8 дня 1918 года

Пречистенский бульвар д. №29 кв. №34

С подлинным верно:

Делопроизводитель: Е. Лепешинская.

№ III-21

<ЦГА СПб ф. 1000, оп. 6, д. 29, л. 112-112об. Копия.

Текст публикуется по ШКС, сс. 112-116>

ЗАВЕДУЮЩЕМУ ОХРАНИТЕЛЬНЫМ ОТДЕЛОМ КОМИССАРИАТА ЮСТИЦИИ

Рихарду Андреевичу ТЕТТЕНБОРНУ

Меморандум

По поводу «соглашения» приложенного к инструкции 30-го августа 1918 года.

Опубликованная 30 августа 1918 года Комиссариатом Юстиции Инструкция по проведению в жизнь декрета 23-го Января 1918 года об отделении церкви от государства кроме 35 параграфов, выясняющих способ проведения в жизнь вышеуказанного декрета, заключает в себе также и образец соглашения между Советской Властью и каждым отдельным приходом на основании которого предполагается регулировать их взаимные отношения. Это соглашение состоит из вступления и 12 параграфов. В представляемом меморандуме излагаются причины, в силу которых принятие соглашения в том виде, в каком оно изложено при инструкции 30 августа, является неприемлемым для представителей и верных католической церкви. Вступительная часть соглашения начинается так:

«Мы нижеподписавшиеся граждане /такой местности или города / имеющие в нем свое местожительство заключили настоящее соглашение».

Из такого обращения граждан Советской Власти не видно кто такие эти граждане, насколько они имеют право говорить от имени католической церкви и ея церковного управления. Соглашение совершенно игнорирует учение католической церкви и ея каноническое право, по которому приход не представляет из себя простого коллектива мирян, а группу верующих, возглавляемых священником, который как пастырь и глава руководит мирянами не только в области их духовной жизни, но и во всем касающимся материальных сторон церковной жизни. Со стороны мирян допускается только содействие священнику, забота о деньгах приходских, о здании храма и приходского дома, об их ремонте и т. п. Отсюда миряне в католическом приходе являются только «pii socii». Соуправление их со священником в приходских делах допускается, но отнюдь не на равных с ним правах. Поэтому никакая кучка граждан католиков не имеет права войти в соглашение с Советской Властью без разрешения настоятеля прихода, а если это окажется необходимым, то и епископа своей епархии. Следовательно формула соглашения прихода с Советской Властью будет только тогда для нас приемлема, когда в ней ясно будет обозначен субъект прав прихода, а таковым субъектом является, прежде всего, настоятель прихода, а потом уже верные этого прихода. Этим и объясняется выраженное нами желание изменить вступительную часть соглашения следующим образом: «Мы, нижеподписавшиеся, настоятель /такого-то/ прихода и прихожане /или верные/ этого прихода» и т. д. Далее в той же вступительной части мы не можем согласиться принять следующее выражение: «Приняли от Совдепа», как нарушающее наши коренные представления о церковном достоянии. Церковное достояние может принадлежать Советской Власти или путем добровольной уступки его со стороны церкви, или же путем насильственного захвата его светской Властью, как это имело место в Италии, во Франции, в Португалии, а теперь в России. Если церковь ничего не может противопоставить грубой силе захвата, то не перестает протестовать против него. Если же прихожане католики принуждаются в том, что они получили Церковное достояние от Совдепа, то этим, вопреки своея религиозной совести, должны будут санкционировать самый факт захвата церковного достояния Советской Властью. По сему выражение «от Совдепа» просим из соглашения исключить.

§ 1. На таких же основаниях покоится и наша мотивировка о необходимости заменить в § 1. выражение «народное достояние» другим — «церковное имущество». В данном случае, подчиняясь внешней силе, церковь может считаться только с экономической точкой зрения социалистического безрелигиозного правительства, объявляющего всякое имущество /движимое, недвижимое, общественное и частное/ общим достоянием, или как выражено в соглашении «народным достоянием», но не может официально признать, — подписать соглашение в такой форме, — достояние церкви — достоянием народным. Каждый католик, как раньше жертвовавший на церковь, так и жертвующий теперь, в силу своих религиозных убеждений жертвует церкви и отдаст ей часть своего личного достояния, что в коллективной форме является достоянием народным. Эти религиозные понятия граждан католиков остаются неизменными при всяком строе, хотя бы внешним образом правительство распоряжалось церковным достоянием по своей воле. В глазах каждого католика церковное достояние и церковное имущество никогда ни при каком строе превратиться в народное достояние не может. Заставлять католиков подписывать такие пункты соглашения значит пытаться изменить их религиозные понятия о церкви.

§ 3-а. Неприемлемость для нас этого пункта в том виде, в каком он фигурирует в соглашении, объясняется тем, что он задевает честь католического клира, который не имеет права пользоваться храмом Божиим для каких бы то ни было политических собраний, а тем более враждебных признанной народной власти. Признавая поэтому за Советской Властью ея естественное желание гарантировать себя от всяких эксцессов со стороны единичных выступлений и в корне уничтожить их, просим в вышеуказанном пункте оставить только слова: «политические собрания», остальное же уничтожить, как оскорбительное для нашей чести. Католический клир не может по своим религиозным убеждениям заниматься в храмах Божиих противоправительственной агитацией.

§ 3-в. Для уничтожения всяких возможных <...> мы согласны принять § 3-в только в следующем виде: «Произнесение проповедей и речей враждебных Советской Власти, как таковой, или ея отдельным представителям при исполнении ими обязанностей». Причина этому следующая: были примеры, когда представители Советской Власти выступали с целым рядом атеистических лекций /наприм. Луначарский, Рейснер, Поссе и др./> в которых делали все возможное, чтобы распропагандировать простых людей в антирелигиозном смысле. В данном случае представители Советской Власти выступали, как частные лица. Такие случаи будут конечно повторяться и впредь, поэтому в соглашении должна быть оговорена эта возможность, почему мы и прибавляем слова: «При исполнении их обязанностей». Если священник не имеет права проповедовать против Луначарского или Рейснера, как против особ функционирующих от имени Советской Власти, в делах ею им порученных, — то они обязаны проповедовать против них, как против атеистов, ведущих антирелигиозную пропаганду. Но не только отдельные представители Советской Власти имеют такую антирелигиозную программу: Вся Советская Власть, представляющая из себя власть коммунистов кладет в основу своей культурно-просветительной деятельности социализм и атеизм. Если поэтому, атеистические идеи не могут сказываться в чисто внешних материально-экономических функциях власти, в делах управления ею страной и обществом, то атеистическое направление Советской Власти, как направление антирелигиозное обязывает церковь и ея служителей противодействовать этому направлению — проповедями и религиозными пропагандами. Поэтому словам «Советской Власти» мы присоединяем поясняющее выражение «как таковой», т. е. насколько Советская Власть является органом Управления страны и источником общественного законодательства.

§ 3-г. Как в пункте 3-а так и в этом мы находим оскорбительное для нашей чести выражение предполагающее возможность пользоваться колокольнями не с чисто религиозной или допустимой церковными правилами целью /например набат при пожарах/ поэтому, признавая первую часть этого пункта, только как гарантию, требуемую Советской Властью в виду исключительных переживаемых нами исторических моментов, не можем признать вторую часть пункта 3-г начинающуюся словами: «Ввиду чего» и т. д. Советская Власть не может распоряжаться колокольнями по своему усмотрению, иначе она будет принуждать производить звон в такие моменты, когда он недопустим или заставлять звонить в честь таких торжественных с точки зрения социалистического учения событий, которые являются глумлением и насмешкою над церковью.

§ 12. В этом параграфе мы требуем прибавить к словам «нашему вероисповеданию» — следующее: «верующих и исполняющих правила своего исповедания и имеющих об этом удостоверения своего настоятеля». Настоятелю Католического прихода слишком мало говорит то обстоятельство, что такой и такой-то прихожанин желающий подписать соглашение не опорочен по суду, можно быть не опороченным по суду /наприм. не быть обвиненным в клевете, Убийстве, краже и т. п. /, но очень плохим быть христианином, не имеющим всех добродетелей, которые позволяют кому-либо с религиозной точки зрения быть членом церкви Христовой.

Никакое общество, а также и церковь не может быть обязана принять в свою среду людей, не соответствующих его этическим требованиям.

[Январь 1919 г.] [Экзарх Леонид Федоров.] За секретаря

Пр. д. св. пр. прот. /подпись/ [Алексей Зерчанинов]

№ III-22

<ЦГА СПб. ф. 151,оп.2, д. 137, л.42-43. Подлинник.

Текст публикуется по ШКС, сс. 116-117>

Комитет

Русской Греко-Католической

Петроградской Общины

21 сентября 1919 г.

Петроград, Петрогр. ст., Бармалеева ул.

Заведующему общим подотделом юстиции Гражданину Р. А. Теттенборну.

Мы, нижеподписавшиеся, члены приходской общины русской греко-католической Церкви, сим доводим до Вашего сведения, что нашему Экзарху протопресвитеру о. Леониду Федорову общим подотделом юстиции, находящимся в Вашем распоряжении, прислано уведомление о передаче нашего церковного имущества в заведование приходской общины.

Такое требование не может встретить с нашей стороны ни малейшего протеста, если дело идет о передаче церковного имущества в заведование прихода. Фактически церковное имущество всегда находилось и находится теперь в заведовании приходской общины с настоятелем прихода во главе, как это требуется по законам Католической Церкви. Инвентарь церковного имущества представлен нами в Комиссариат Юстиции, и точность его этим последним может быть всегда проверена.

Но для нас совершенно неприемлемы требования Комиссариата Юстиции о вступлении в договор с местной властью по форме, изложенной в прилож. 1 к статье 685 Собрания Узаконений и Распоряжений Рабоче-Крестьянского Правительства. Они идут в разрез с нашими религиозными убеждениями и насилуют нашу совесть.

Потому мы вполне присоединяемся к протесту, заявленному Центральным Комитетом Римско-Католических Общин Могилевской Архиепархии.

Согласно учению Католической Церкви мы не имеем права принять в свое исключительное распоряжение и заведование наше церковное имущество, так как оно принадлежит Церкви, которой мы сами приносим его в жертву. Поэтому распоряжение и заведование храмом принадлежит его настоятелю, который уполномочен для этой цели епископом или заменяющим его лицом (у нас — Экзархом). Приходский комитет может только гарантировать Правительству целость и неприкосновенность церковного имущества. Таковы наши церковные законы, преступать которые мы не имеем никакого права.

Как граждане российской республики мы не только можем, но и обязаны гарантировать Правительству полное отсутствие в наших храмах какой бы то ни было контрреволюционной пропаганды. Наши храмы посвящены Богу, и в их стенах не может раздаваться иной проповеди, кроме призыва к исполнению закона Христова.

Что же касается до назначения членов приходского Комитета, то считаем нужным заявить, что таковыми, по законам Католической Церкви, могут быть не просто люди «не опороченные по суду», но только те из прихожан, которые верностью церковному учению и своим христианским поведением доказали, что они могут быть помощниками настоятеля церкви в деле заведования ея имуществом.

Как эти, так и остальные соображения по поводу желательных изменений в различных пунктах договора были уже представлены в свое время Правительству нашими иерархами.

Гонимая и преследуемая в течении целого ряда лет русская греко-католическая Церковь в праве надеяться, что Правительство, провозгласившее своим девизом защиту бедных и угнетенных, не пожелает вторгаться в область нашей религиозной совести и регламентировать не подлежащий его ведению уклад нашей религиозной жизни.

За секретаря

Пр. д. св. пр. прот. Алексей Зерчанинов

№ III-23

<РГИА ф. 826 оп. 1 д. 1929 л. 134>

ЭКЗАРХ

русской

Греко-Католической Церкви

Протопресвитер7

ЛЕОНИД ФЕОДОРОВ

Петроград

19 Октября 1919 года

Его Преосвященству

Преосвященнейшему епископу Иоанну Администратору Могилевской римско-католической Архиепархии.

На основании прав и привилегий, дарованных Святым Апостольским Престолом Его Высокопреосвяществу Митрополиту Андрею архиепископу Львовскому сим имею честь просить Ваше Преосвященство утвердить переход из латинского обряда в греко-восточный Витольда Устиновича Довгялло, уроженца Ковенской губернии, и не отказать посвятить его в первые четыре священнослужительские степени.

<печать митрополита Шептицкого>

Вашего Высокопреосвященства

смиренный послушник.

+ Экзарх Леонид

Феодоров.

№ III-24

<РГИА, ф. 826, оп. 1, д. 1929, л. 182. Копия.

Публикуется по ШКС с. 120>

Протокол

Заседания прихожан греко-католической церкви Сошествия Святого Духа в присутствии полномочного представителя Комиссариата Юстиции Сергея Никаноровича Драницына 4-го января 1920 года.

Мы, прихожане, греко-католики церкви Сошествия Святого Духа, что на Петроградской стороне (Бармалеева ул. 48/2) выслушали следующие заявления представителя Комиссариата Юстиции Сергея Никаноровича Драницына:

1. Что в силу декрета отделения Церкви от Государства церковное имущество передастся в ведение прихожан, которые обязаны хранить его и употреблять исключительно для религиозных целей.

2. В свою очередь в силу разъяснений, полученных от Центрального Правительства церковное имущество не может быть употреблено ни на какие другие цели кроме исключительно религиозных.

3. Параграф девятый договора, имеющий ввиду только кладбищенские церкви не имеет никакой силы для нашей церкви.

4. Параграф тринадцатый в силу полученных нашим Экзархом Протопресвитером Леонидом Федоровым от Комиссариата Юстиции разъяснений имеет ввиду исключительно охранение церковного имущества от злоупотреблений со стороны лиц опороченных по гражданскому суду.

Председатель: Сигизмунд Байдович.

Секретарь: К. Подливахина.

№ III-25

<ЦГА СПб, ф. 151, оп. 2, д. 137, л. 33об. Автограф.

Публикуется по ШКС с. 121>

Из анкеты протопресвитера Л. И. Федорова — мнение о декрете об отделении церкви от государства. 9 марта 1920г.

Свой взгляд на декрет отделения церкви от государства (в кратких чертах): Составлен очень плохо. Инструкция, объясняющая его, есть грубое нарушение всякого права. Само же отделение Церкви от государства признаю при данных условиях вполне необходимым.

Леонид Иванович Федоров

 

№ III-26

<ЦГА СПб, ф. 151, оп. 2, д. 137, л. 14. Подлинник.

Публикуется по ШКС с. 122>

ЭКЗАРХ Русской Греко-Католической Церкви

Протопресвитер ЛEОНИД ФЕДОРОВ

Петроград Петр. стор. Малый пр. 76/78 кв. 3

Марта 19-го дня 1920г.

Заведующему Общим Подотделом

Комиссариата Юстиции

Ричарду Андреевичу Теттенборну

Вызываемый, как глава греко-католической Церкви в Москву для исследования и разрешения вопросов возникших в Комитете по делам духовенства, прошу Вас истребовать для меня соответствующим порядком разрешение на срочный выезд из Петрограда в Москву с предоставлением мне места в делегатском вагоне. Экзарх

Леонид Федоров

№ III-27

<Л48 сс. 45-62>

Письмо экзарха Леонида Федорова

к о. Александру Евреинову.

Выдержки.

Петроград, 18 июля 1920 г.

... Как же смотрим мы на нашу миссию и в чем полагаем залог ее успеха в будущем?

1) Сначала у нас появляется очень простое соображение: почти десять веков раскола вырыли страшную пропасть между схизмою и Церковью, а особенно в России, где католики были и остаются национальными врагами. Захват Белоруссии и части обрусевших территорий — по новому миру — возбудил бурю негодования. Все повторяют в один голос, что с новыми границами Россия никогда не согласится. Поэтому, начиная миссию при таких условиях, мы должны внушить к себе доверие путем весьма долгого и терпеливого сожительства с православными, предметно показывая им, что мы не ополячились, не облатинились, но что мы были русскими, остаемся русскими и будем ими, что наши религиозно-бытовые традиции, неразрывно связанные с нашей историей, нам гарантированы св. Церковью настолько, что даже и думать нельзя об их уничтожении.

2) Мы не маленькие дети и прекрасно понимаем, что наш обряд нуждается в реформе, что во многих частях он действительно непрактичен и устарел, что в нем чувствуется сильный недостаток в евхаристическом культе и во внелитургических богослужениях, но, принимая во внимание все вышесказанное, нужно далеко отбросить саму мысль о возможности провести теперь же радикальную реформу нашего обряда, потому что таковая неукоснительно привела бы к обвинению нас в латинизации. Эту реформу можно вводить только исподволь, постепенно, и то при том обязательном условии, что она будет совершаться не путем пересаживания на нашу почву латинских обрядовых форм и постановлений, как в Галиции, а путем нашей творческой работы. Мы, прежде всего, можем восстанавливать древние обряды (иногда менее громоздкие, чем теперешние) и из существующих устранять всякие синодские прицепки и привески. Мы можем эллинизировать обряд, но никак не латинизировать его. Потому-то мы так строго отмежевываемся от всего галицийского в области обряда, где нет восточного творчества, а только грубая имитация латинства.

3) Затем мы думаем, что прозелитизм и обращение отдельных лиц мало чем помогут делу св. соединения. Это не значит, что мы отказываемся приобретать приходящие к нам души. Наоборот, при случае сами стараемся подражать великим «ловцам человеков», но не ставим это главной целью нашей миссии и когда приходится нам выбирать между эфемерным успехом в приобретении новых душ и основными задачами нашей миссии, то мы не колеблясь жертвуем первыми для второй цели. Главной же целью нашей миссии мы считаем распространение и популяризацию здоровых идей о католичестве и сближение с православным духовенством. Не положивши основания, здания строить нельзя; так, не осветивши российскую тьму настоящим пониманием католичества нельзя и думать о крупных успехах. Путем прозелитизма можно приобрести, даже в латинский обряд, целые тысячи душ, но эти тысячи душ будут только новым препятствием между нами и теми десятками миллионов, которые мы должны привести в «единое стадо». Греция тому печальный пример. Но латинское духовенство, к сожалению, этого не понимает. Следующий свеженький пример убедит Вас в правильности моих доводов. С самого начала моей деятельности мне удалось завязать самые дружеские отношения с виднейшими представителями петроградского клира — с митрополитом Вениамином, единоверческим епископом Симоном и даже с самим Патриархом. Интерес к делу соединения возрос настолько, что мы уже думали о взаимных собраниях с этой целью. Но латинскому духовенству показалось, что мы работаем слишком вяло и мало, и оно само «взялось за работу». Началась открытая и скрытая пропаганда. Открытая заключалась в том, что в зале собраний при школе св. Екатерины начали читать лекции по вопросам богословским, исторического и аскетического характера часто с боевыми темами (непогрешимость Папы, непорочное зачатие, разделение Церквей и т.п.). Все это представлялось как обучение русских католиков латинского обряда католической вере, причем вход на эти собрания был свободный. Этот наивный шаг «хитрых ксендзов» был моментально расшифрован в православных кругах, тем более, что ярые русские католички зазывали на эти собрания своих православных знакомых и даже священников. Скрытая же пропаганда велась различными лицами, которых латинские священники всячески подбадривали к такому образу действий. Каков же результат такого рода «работы»? Правда, по внешнему виду очень отрадный: присоединилось за один год более ста человек, но зато мои дружеские отношения с православным клиром потерпели полное фиаско. Вся тяжесть обвинения легла на меня же, что я-де, мол, только «заговариваю зубы» словами о единении, тогда как «ксендзы» пользуясь этим, расхищают православное стадо. Теперь идет в петроградских церквах и на церковных собраниях самая дикая травля католиков, причем я обрисован как «иезуит в рясе», «волк в овечьей шкуре» и «райский змий». Конечно, такая шумиха сделала меня «знаменитостью» и в нашу церковку стал битком набиваться православный люд, из которого несколько душ уже присоединились к нам, но все это меня не радует, т.к. достигнуто путем крушения моих отношений с православным духовенством. Я, конечно, не опускаю рук и стараюсь эти отношения наладить, но ведь гораздо легче разрушить, чем создать. Мое положение стало поэтому очень тяжелым. Для соблюдения католического единства я должен был принять участие в лекциях при церкви св. Екатерины, где стараюсь читать на апологические темы (Инквизиция; Цель, оправдывающая средства; Святая Уния; Необходимость видимой иерархии) и, таким образом, волей-неволей дал повод к новым толкам о моем расхищении православного стада, при этом, конечно, нет недостатка в клевете.

Вот что происходит в Петрограде, тогда как в Москве, где латинский клир не проявляет себя такой «работой», а ограничивается только сплетнями московской общины о нашей, дело сближения с православным клиром настолько продвинулось вперед, что были уже два собрания православных и католических священников, намечается и третье, на котором я начну форменные Praelectiones de Ecclesia (введение в экклезиологию), если Господь сподобит меня попасть в нашу Первопрестольную (проезд туда теперь стоит 128,000 руб). Нужно понять латинскому духовенству, что Россия не Конго и Замбези, не Китай и Япония, куда нужно идти и проповедовать с крестом в руке, а страна с очень древней, в плоть и кровь вошедшей христианской культурой, в сущности своей вполне католической и искаженной только по форме и по своему применению на практике. 4) И из газет, и от очевидцев Вы услышите теперь о страшной разрухе в церковной и моральной жизни русского народа. Все это правда. Беспутство, воровство, спекуляция, жестокость, хамство и самый бессердечный эгоизм вышли наружу во всей своей бесстыдной наготе. В духовенстве обнаружилась полная беспомощность, бестолковость, отсутствие всякой дисциплины, самочинство в изобретении самых невероятных богослужебных обрядов (сделалось обычным служение на настойке из черники вместо вина, часто совершается таинство елеопомазания над всем народом под большие праздники, введена всеобщая исповедь, практикуется частое открытие царских врат, а иногда — по постановлению прихода — русский язык вместо церковнославянского), готовность идти на всякие компромиссы с советскою властью и т.п. Иерархия может только с грехом пополам балансировать между различными течениями, кланяться мирянам, которые постепенно захватывают управление приходами в свои руки.

Только отдельные крупные иерархи и священники, благодаря личному влиянию, могут еще быть пастырями своего стада.

Ереси и секты делают большие успехи. Финская Церковь объявила себя автокефальной, тоже сделает скоро Малороссийская или Украинская, а за ней, может быть, и Сибирская (хотя это еще весьма в тумане). Прибавьте ко всему прочему нажим советской власти, постоянные аресты и даже расстрелы (как это было в 1918-19 гг.) епископов и священников и Вы получите картину, весьма напоминающую полное разложение православия. Вот эта-то картина и затуманивает глаза латинскому клиру, который думает, что православная Церковь уже гибнет и потому нечего с ней церемониться, а надо жать, давить и хватать. Глубочайшее заблуждение, лишний раз показывающее абсолютное незнание русской души и ее религиозной истории. Что русская Церковь неизлечимо больна, что она гибнет и в конце концов совершенно погибнет — в этом сомневаться нельзя, но это наступит еще очень и очень не скоро. Теперешний момент нельзя даже назвать агонией: это только один из фазисов болезни, после которого организм как бы снова возрождается и некоторое время как бы живет обновленной жизнью. Перед нами проходят картины, почти целиком выхваченные из Смутного времени. Вспомните как Авраамий Палицин говорил в свое время, что нечестие дошло между русскими до последней степени, что народ своими злодеяниями заслужил гнев небесный. «Во всех сословиях, — говорит Бер (Буссов), — воцарились раздоры и несогласия; никто не доверял своему ближнему; цены товарам возросли неимоверно: богачи брали «проценты более жидовских и мусульманских...» Одним словом, знакомая нам, русским, картина. С точки зрения западной — это падение, с точки зрения восточной — это только дурацкий бунт оголтелого народа. Когда чад пройдет и все придет в норму, наши милые «пейзане» будут только вспоминать, как они тогда хорошо «побаловались». Правда, всепривлекающий лозунг «Грабь награбленное», гражданский брак, призыв к социальной мести и безудержная агитация против попов и Церкви отуманили головы настолько, что в 1918-19 гг. некоторым казалось, что все уже пропало, но скоро началось отрезвление. Теперь храмы уже опять наполняются народом (есть, конечно, такие губернии, где это невозможно ввиду большевистского террора, не везде проявляющего себя в равной мере), а некоторые талантливые проповедники собирают вокруг себя массу народа. Благодаря преследованию народ религиозно оживает и понимает необходимость живой церковной работы; миряне понимают, что они — живые члены Церкви, и что приход — это их дело. Конечно, часто, как я это указал, приходское строительство идет протестантскими путями, но все-таки приходы уже существуют, чего совершенно не было в царское время (были только ярлыки без содержимого). Волна религиозного мистицизма явно растет. Правда, ереси и секты собирают богатую жатву, но они еще слишком бессильны, чтобы пошатнуть православие. Авторитет духовенства увеличивается с каждым годом. Несмотря на то, что духовенство лишилось всего, что некоторым пришлось работать, другим — поступать на советскую службу, третьим, наконец, просить милостыню и голодать, — случаев апостазии наблюдается очень мало. Наоборот, немало есть и мученических смертей. По крайней мере восемнадцать епископов и несколько сот священников (может быть 800-900) расстреляно, перебито; многие сидели и теперь еще сидят в тюрьмах, но отступников, повторяю, очень мало: их насчитается несколько десятков, и все это — несмотря на крайне соблазнительные приманки. Большевикам нужны интеллигентные люди и не раз они уже предлагали «от мяс и котлов египетских», в особенности священникам с высшим образованием, но бесполезно. (Из соблазнившихся известен особенно Галкин, настоятель церкви Спаса на Котловской в Петрограде). Несмотря на грабеж церковных магазинов и складов, несмотря на безумные цены на строительный материал и рабочие руки, в одной только Петербургской епархии построено за эти три года одинадцать новых церквей. «Народ зрит Божий гнев и казни ждет».

Советская власть пытается всеми силами устроить раскол в православной Церкви, но бесполезно. Для этой цели патриарх почти уже два года сидит под домашним арестом, а епископ Пензенский Владимир Путята, лишенный еще в 1917 году сана за свою развратную жизнь, пользуется всяким благоволением правительства. Правда, он имеет в Пензе дветри церкви и десяток священников, но дальше этого дело не идет. Глумление над мощами, от которого большевики ждали колоссальных успехов, оказалось только вспышкой отсыревшей ракеты. Хотя 75 процентов «нетленных» мошей оказались только трухой, тем не менее соблазнившихся очень мало. «Vulgus vult-decihi», а наш российский «populus» — в особенности... Всё, в подавляющей массе народа, вызвало только непримиримую ненависть к большевикам. Кроме того, народу стало ясно, что не все священники только царские слуги, не все обиралы и жрецы, не все карьеристы и лизоблюды, но много есть еще и таких, которые служат ради Иисуса, а не ради «хлеба куса». Теперь уже ходит крылатая фраза: «В наше время быть священником хорошо, но опасно...». Дух русского священства не иссяк еще настолько..., так что появляются изумительные, благочестивые и ревностные пастыри (как например, в местечке Замостье Новгородской губернии священник Борисов). Все это говорит, что до гибели русской православной Церкви еще далеко, что Господу жаль несчастный народ и Он не хочет губить его окончательно. Латинский клир поражен той пассивностью нашего народа с какой он позволяет кучке негодяев осквернять свои величайшие святыни, и из этого заключает, что у русского человека пропала вера. Конечно, это очень логично, но на практике выходит не так... Наш народ именно и страшен этой своей безмерной пассивностью и косностью. Он будет терпеть до бесконечности, но в глубине души останется все-таки самим собой. Он пойдет на всякие компромиссы со своей совестью, потому что по своей распущенности не считает это отступничеством от веры. Конечно, иностранцу-католику понять это не только трудно, но прямо невозможно.

Но если даже мы допустим возможность нескольких крупных расколов в православной Церкви, то и тогда от этого будет нам не слаще, потому что все эти расколы объединятся против нас на одной почве: общая ненависть к католичеству. Силой и натиском здесь не возьмешь... Примите во внимание еще один крупнейший назревающий фактор. Хотя Московский Всероссийский Собор настолько урезал патриаршью власть, что «святейший» патриаршествует, но не управляет, тем не менее он становится той центральной фигурой, вокруг которой сосредоточиваются идейные чаяния русских людей, так как патриарх, — это, так сказать, единственная незагаженная и неоплеванная точка русского народного самосознания, тот малый огонек, который мерцает в беспросветном мраке пошлости, низости и повального хамства. С ним будет почти то же, что было с Константинопольским патриархом после взятия Царьграда турками: он будет не только главой Церкви, но и носителем русских великодержавных идей и русской культуры. Поэтому, при всех наших разговорах и со священниками и на собраниях, в конечном итоге нам ставят обычно (за редкими исключениями) два вопроса: будут ли русские люди при соединении гарантированы от латинизации и какой ранг займет патриарх в церковной иерархии?

Не активная пропаганда, не натиск миссионера необходимы в России, а сближение на почве общехристианских интересов против растущего неверия и воинствующего коммунизма. На этой почве в 1918-19 гг. я достиг того, что католические и православные священники собирались вместе для борьбы против большевиков, когда те, в своих преследованиях священников и Церкви, переходили всякие границы. Мы вместе выступали в Петрограде и Москве, и подписывались под общими протестами. Православные, лишившись царской опеки, чувствовали себя как дети на улице, потерявшие своих родителей, и за отсутствием полицейских не знали, как защищать себя от наседающего сектантства. Поэтому их страшно тронуло, что в такую тяжелую для них минуту те самые католики, которых они привыкли считать своими злейшими врагами, теперь помогают им и борются вместе с ними. Особенно же тронула их телеграмма кардинала Гаспари от имени Его Святейшества к Чичерину. У меня есть полный глубокой благодарности ответ патриарха через митрополита Владимирского Сергия, который я привезу с собой в Рим. Но все эти мотивы не понятны латинскому духовенству. Оно думает, что подобное сочувствие со стороны православных — только «военная» хитрость, чтобы усыпить внимание католических миссионеров, что православный клир — это тигр, спрятавший на время свои когти и готовый, при новых благоприятных условиях, опять вонзить свои когти в тело св. Церкви. У латинского духовенства нет никакого чутья переживаемых нами событий и слишком мало истинного апостольского духа. В русском народе они видят только кучу схизматиков, которую нужно распропагандировать, и больше ничего...

5) Эту активную пропаганду они направляют в среду русской интеллигенции, которая, по их мнению, примет католичество только в латинском обряде. Это совершенно ложное представление опровергается прямыми фактами. Наша изумительно организованная о. Владимиром Абрикосовым московская община в количестве 60-70 человек состоит сплошь из интеллигентов, из которых одна треть с высшим образованием. В петербургской общине (тоже 70-80 человек) интеллигентов больше половины. В последнее время к нам присоединились такие выдающиеся лица, как Юлия Николаевна Данзас. бывшая фрейлина императорского двора, и сын Кузьмина-Караваева (Дмитрий Владимирович). Некоторые латинские духовные лица уже начали понимать неприемлимость своего положения, потому что русская интеллигенция склоняется только к латинскому обряду и формулирует эти переходы так: в латинский обряд переходят или интеллигенты, или по смешанным бракам, что совершенно верно. Почему же переходят именно в латинский обряд? На это существует несколько причин:

1. Во-первых потому, что во многих городах имеются только латинские церкви и латинские священники, и поэтому другого выхода нет.

2. Потому что подавляющее большинство никакого представления о католичестве восточного обряда не имело и до сих пор не имеет. Часто поэтому бывает, что присоединившийся начинает скучать в новой обстановке и вдруг с восторгом узнает, что он может быть католиком, не лишая себя своего родного быта.

3. Потому что многие становятся католиками из неверующих, никогда прежде не бывших в православных церквах, и потому в этой латино-католической Церкви, в которой нашли откровение веры, видят свое духовное сокровище.

4. Потому что многим православная Церковь опротивела до омерзения, так что восточный обряд, напоминающий им их прежнее состояние, становится для них невыносимым.

5. Некоторые (в особенности дамы) просто увлекаются внешним видом: орган, открытый алтарь, чистенькие и вежливые бритые священники, белые платья на различных церемониях, цветы, изящные молитвенники, краткие службы и т.п. Восточный обряд для них нечто fi done (презренное)!..

6. В латинский обряд стремятся лица смешанного происхождения, в жилах которых течет польская, литовская, французская или даже итальянская и немецкая кровь.

7. Наконец, причиной этому являются смешанные браки и почти всегда связанный с ними отъезд супругов за границу в латино-католическую среду.

Что же делать с такими категориями лиц?

Мы очень хорошо понимаем, что удержать их насильно в восточном обряде нельзя, но ставить им всякие препоны для этой цели необходимо. Прежде всего необходимо прекратить самую практику приема в латинский обряд. Переходящий присоединяется к Единой Святой Церкви и остается в том обряде, в котором родился. Если он хочет молиться по латинским молитвенникам, ходить в латинские храмы, исповедываться там и причащаться, совершать другие требы — этому помешать никто не может, ибо Церковь и вера одна. Но официально таковой остается восточным и принадлежит к восточному приходу хотя бы номинально. Если ему захочется повенчаться в латинской церкви, он должен только спросить на это разрешение у своего восточного настоятеля. Это необходимо для того, чтобы отнять от православных всякую возможность упрекать нас в латинизации. Раз дело будет поставлено так, то на упреки православных мы всегда можем ответить, что никто в латинский обряд, без прямого разрешения в отдельных случаях Святого Престола, не переводится, а если нашим восточным католикам нравится посещать латинские храмы, то мы этого запретить не можем, ибо было бы нелепо запрещать католику ходить в католические же храмы и молиться западным святым. Когда же накопится много таких католиков и потребуется открытие особого прихода, тогда ipso facto (само собой разумеется) они будут католиками латинского прихода.

Есть еще один проект, принадлежащий митрополиту Эдуарду Роппу и епископу Сигизмунду Лозинскому (недавно освобожденному большевиками и отправленному в Польшу). Я особенно хотел бы Вас предостеречь от этого проекта. Оба преосвященных — наши добрые друзья, в особенности епископ Сигизмунд, и, несомненно, их план грандиозен и соответствует духу Вселенской Церкви, но, ввиду создавшихся условий, грозит новыми соблазнами и осложнениями. План очень прост: всякие недоразумения прекратятся, если во главе будет стоять один иерарх и один клир, совершающий требы и богослужения по обоим обрядам. Так что восточными или латинскими будут только сами храмовые здания, их утварь и священные предметы (облачения и книги). Сначала меня очаровала гениальная простота этого проекта, но когда я начал осторожно нащупывать почву среди православных, то понял, что такой проект ничего, кроме как беды, нам не принесет. Все, с кем бы я ни говорил по этому поводу, видят в нем очень хитро задуманную латинизацию.

Проект будет хорош только тогда, когда во главе дела будет стоять русский епископ, определенно восточный, а не безобрядный, под юрисдикцией которого находились бы и латиняне. Этот епископ имел бы право служить и по латинскому обряду. Вся соль такой постановки дела заключается в том, что воочию будет ясно беспристрастие Рима, который не только отдает восточных католиков под юрисдикцию восточных епископов, но и vice versa (наоборот) — латинян под юрисдикцию восточных. Но на это Святой Престол едва ли когда-либо согласится, да и было бы странно ради ничтожной кучки восточных католиков подчинять юрисдикции восточного епископа сотни и десятки тысяч латинян. Поэтому самое лучшее — если дело останется в том самом виде, в каком оно находится теперь.

Что касается позволения священникам служить по обоим обрядам, это безусловно необходимо не для всех, а для немногих избранных.

№ III-28

<РГИА ф. 826 оп. 1 д. 1929 лл. 135-135об>

ЭКЗАРХ Русской Греко-Католической Церкви

Протопресвитер Леонид Феодоров

Петроград,

Петрогр. Стор. Малый просп.

Д. № 76/78, кв № 3

Февраля 23го дня 1921 года

Его Высокопреосвященству

Высокопреосвященнейшему Архиепископу Иоанну Администратору Римско-Католической Могилевской Архиепархии. Ваше Высокопреосвященство

<сбоку – № 12>

Необходимость урегулировать церковно-общественную жизнь и деятельность подведомственных мне священников, проживающих при римско-католических церквах Могилевской Архиепархии, заставила меня опубликовать некоторые правила, касающиеся церковного благочиния и внешнего поведения вышеупомянутых священников.

Прилагая при сем эти правила честь имею просить Ваше Высокопреосвященство оказать с Вашей стороны всяческое содействие к тому, чтобы эти правила, имеющие силу епархиальных указаний, были с достаточной энергией поддерживаемы подведомственным Вам духовенством, особенно же настоятелями тех церквей, при которых проживают священники греко-восточного обряда.

Всегдашнее отеческое благоволение Вашего Высокопреосвященства к греко-восточному клиру позволяет мне надеяться, что и эта моя нижайшая просьба вызовет Ваше сочувствие и одобрение.

<печать митрополита Шептицкого>

Вашего Высокопреосвященства

нижайший послушник

+ Экзарх Леонид Федоров

За секретаря Дм. <неразб.>

№ III-29

<ДВ с. 455>

Св. Конгрегация по делам Восточной Церкви.

Исх. № 5230/21

Рим, 24 февраля 1921 г.

Св. Отец, в аудиенции, данной Им 23 февраля 1921 г. нижеподписавшемуся Ассесору Св. Восточной Конгрегации, благоволил подтвердить Высокопреосвященнейшему Андрею Шептицкому, русинскому митрополиту Львовскому, все чрезвычайные полномочия, полученные им от Его предшественника, Св. Отца Пия X, на аудиенциях 18 и 22 февраля 1907 г., каковыми предусматривается развитие католической акции в России, однако, за исключением права назначать и хиротонисать епископов для этой обширной территории.

Кроме того, Его Святейшество подтвердил выбор и хиротонисание во Епископы для русинской Луцкой епархии Преосвященного Боцяна, совершенное тем же Высокопреосвященным Андреем Шептицким, а также назначение Его Высокоблагословения о. Леонида Федорова Российским Экзархом, пожаловав ему при этом титул Апостольского Протонотария. Согласно волеизъявлению Св. Отца, Высокопреосвященнейшему Андрею Шептицкому надлежит пользоваться подтвержденными ему правами крайне осмотрительно.

Пишущий эти строки, доводя об этом до сведения Высокопреосвященнейшего Андрея Шептицкого, пользуется случаем засвидетельствовать Ему свое совершенное уважение.

Исайя Пападопулос.

№ III-30

<ДВ с. 456-457>

BENEDICTUS PP. XV

Dilecte Fili, salutem et Apostolicam benedictionem. Ex amplissimo suffragio Adsessoris Congregationis pro Ecclesia Orientali comperimus te, rite nominatum Exarcham pro catholicis ritus slavonici in Russia, religionis studio, doctrinae laude, prudentia, consilio aliisque singularibus animi ingeniique ornamentis in exemplum commendari. Ut igitur sit singularis honor qui muneris tui amplitudini respondeat, et propensam erga te voluntatem Nostram testetur, his te litteris, auctoritate Nostra, Protonotarium Apostolicum ad instar partictpantium eligimus, facimus atque renuntiamus. Tibi proinde concedimus facultates omnes, iura, privilegia, honores, praerogativas atque indulta quibus alii ecclesiastici viri hac dignitate aucti utuntur, fruuntur, potissimum vi Constitutionis de Conlegio Protonotariorum a Decessore Nostro recentis memoriae Pio PP. X, die 5 mensis februarii anno 1905 editae, cuius Constitutionis exemplar, praelo impressum, ad te iussimus transmitti. Porro, dum statuimus, ut dignitatis huius in te conlatae notitia ad acta Conlegii Protonotariorum Apostolicorum ex officio transmittatur, praecipimus ut, priusquam concessionis eiusdem beneficio perfruaris, coram Antistite tuo, qui Decani eiusdem Conlegii vices in re geret, fidei professionem emittas iuxta articulos ab hac sancta Sede propositos, debitae fidelitatis iurisiurandi verba ex schemate concipias, quod, pariter per typos editum, tibi tradendum curavimus, denique omnia alia religiose serves quae per enunciatam Constitutionem servanda praescribuntur. Non obstantibus quibuscumque. Datum Romae, apud sanctum Petrum, sub annulo Piscatoris, die I mensis martii anno 1921, Pontificatus Nostri septimo.

(Manu propria) Petrus, Cardinalis GASPARRI, a Secretis Status (L + S). Dilecto Filio LEONIDAE FEODOROW, sacerdoti catholico ritus slavonici.

<перевод по ДВ:

ПАПА БЕНЕДИКТ XV

Возлюбленный сын мой, привет тебе и Апостольское благословение! Из обстоятельно изложенного мнения Асессора Конгрегации по делам Восточной Церкви Мы узнали, что ты, законно назначенный Экзархом католиков славянского обряда в России, показал себя примером усердия в вере, похвальности в учении, рассудительности, благоразумия и других выдающихся качеств духа. Дабы отметить особую честь, подобающую значению твоего служения и засвидетельствовать тебе наше благоволение, настоящим посланием назначаем тебя и возвещаем силою нашего авторитета Апостольским Протонотарием ad instar. Посему мы даруем тебе все полномочия, права, привилегии, почести, прерогативы и индульты, которыми пользуются другие мужи Церкви в этом сане, особенно в силу Конституции о протонотариях, изданной 5 февраля 1905 г. нашим последним предшественником Папой Пием X, один печатный экземпляр которой мы велели тебе послать. Далее мы устанавливаем, что официальное сообщение об этом почетном звании, дошедшее до тебя с запозданием, должно быть присоединено к актам Коллегии Протонотариев и предписываем, чтобы ты, прежде чем начать пользоваться этой привилегией, прочитал перед лицом твоего епископа, который должен заменить декана этой коллегии, исповедание веры согласно соответственным статьям, установленным Святейшим Престолом, и принес клятву верности соответственно формуле, которую мы также озаботились тебе доставить в печатном виде; наконец, чтобы ты тщательно соблюдал и все остальное, что мы повелели соблюдать в указанной конституции. Установленному здесь ничто не должно противоречить.

Дано в Риме, в святом Петре, под перстнем Рыбака, 1 марта 1921 г. в седьмом году нашего Первосвятительского служения.

(Собственноручно) ПЕТР, КАРДИНАЛ ГАСПАРРИ, Государственный Секретарь.

Возлюбленному сыну ЛЕОНИДУ ФЕДОРОВУ, католическому пресвитеру славянского обряда.>

 

№ III-31

<РГИА ф. 826 оп. 1 д. 1929 лл. 136, 136об, 137, 137об>

<Приложение к вышеприведенному письму № III-28>

ЭКЗАРХ Российской Греко-Католической Церкви

Протопресвитер ЛЕОНИД ФЕОДОРОВ

Петроград,

Петрогр. Стор., Малый просп.,

Д. № 76/78, кв. № 3

Марта «2» дня 1921 г.,

№ 13

ПРАВИЛА ДЛЯ СВЯЩЕННИКОВ ГРЕКОВОСТОЧНОГО ОБРЯДА РОССИЙСКОГО ЭКЗАРХАТА, ПРОЖИВАЮЩИХ ПРИ ЛАТИНСКИХ ХРАМАХ МОГИЛЕВСКОЙ АРХИЕПАРХИИ.

Желая во всем, касающемся церковных обычаев и богослужебных обрядов следовать закону божественного апостола Павла «вся благообразно и по чину вам да бывают» (1 Кор. 14, 40) и неукоснительно соблюдать все относящиеся к сему постановления и указания Св. Апостольского Престола, предписываем соблюдать всем, проживающим при латинских храмах Могилевской Архиепархии, подведомственным нам священникам следующие правила:

1) Торжественные богослужения (с пением, каждением и участием дьякона) могут быть совершаемы только по старому стилю.

2) Совершение торжественных богослужений по новому стилю может быть допускаемо только в честь святых Западно-Католической Церкви (но не богородичных праздников), или в честь таких праздников, которые в России свойственны исключительно латинскому обряду (напр. праздник Тела Господня, Св. Семейства и т.п.)

3) Праздник Св. священномученика Иосафата, празднуемый Восточно-Католической Церковью 16-го Сентября должен быть совершаем по старому стилю.

4) Вменяем в обязанность придерживаться всех правил епархиального Петроградского собора ГрекоКатолической Церкви 1917-го года.

5) В особенности обращаем внимание на соблюдение следующих правил вышеупомянутого собора.

а) Прав. 3. «Не принимаем никакой богослужебной формы латинского обряда, хотя бы она была принята в Церквах, соединенных с Апостольским Римским Престолом, без его прямого указания».

ПРИМЕЧАНИЕ. Отсюда следует, что всякие отличительные признаки латинского обряда, введенные в практику католиками восточного обряда в бывщей западно-русской Греко-католической церкви и существующие в Галицкой Грекокатолической церкви, у нас не допустимы.

b) Прав.28 «Избегая всякого произвола, мы обязаны стремиться к полному однообразию в богослужебной практике».

Прав.30 «Недопустимым произволом является различная каждодневная практика».

ПРИМ.I Отсюда следует, что никто без позволения Экзарха, не имеет права производить какие-бы то ни было изменения в совершении тех или иных богослужений в особенности же при совершении божественной литургии.

ПРИМ.2 В случае недостатка собственных богослужебных принадлежностей и священных одежд разрешаем пользоваться лишь теми богослужебными принадлежностями и священными облачениями латинского обряда, которые являются как бы общими для обоих обрядов.

К таковым принадлежат:

Св. Чаша

Св. Дискос

Большой покров на Св. сосуды

Илитон/ /

Подризник /alba/

Никакие другие богослужебные принадлежности и священные облачения латинского обряда никогда и ни при каких случаях и условиях не могут быть употребляемы подведомственным нам духовенством.

Прим. 3. Единственным исключением в этом случае является крайняя необходимость совершить богослужение при полном отсутствии богослужебных предметов и свящ. облачений грековосточного обряда. Крайняя необходимость характеризуется тремя нижеследующими условиями:

1. Полное отсутствие в данном месте богослужебных предметов и облачений грековосточного обряда.

2. Необходимость сейчас же совершить богослужение или исполнить какую-либо требу.

3. Невозможность к сроку получить необходимое из какойлибо соседней католической Церкви.

При наличности всех этих трех признаков (а не одного из них и не двух) богослужение или треба могут быть совершены с принадлежностями и в облачениях латинского обряда.

с) Прав. 32. «Запрещаем всякую публичную критику, как письменную, так и устную нашего обряда, как одобренного Апостольским Римским Престолом наравне со всеми другими обрядами Святой Вселенской Церкви».

с) Прав. 64. «Духовенство должно ходить в одежде, просвоенной его сану, не допуская никакого отступления от приписанной формы, каковой, до времени, будет подрясник и ряса обыкновенного русского покроя, однако с более узкими и короткими рукавами». )

Прав. 65. «В случае нужды, вызываемой потребностями миссии и заграничными поездками духовенство может носить светское платье».

е) Прав. 67. «По древнему церковному обычаю носим бороду, волос-же, по предписанию апостольскому не отпускаем, удаляя от себя всякую светскую суету (напр. различные прически, духи и т.п.)

) Это правило не может быть применяемо теперь со всею точностью ввиду ненормальных жизненных условий.

Прим. Правило о ношении бороды является не только советом и указанием, а предписанием, поэтому всякий священнослужитель обривший себе бороду является нарушителем церковного закона.. ) Прав. 68. «Курение духовенством табаку запрещается».

Прим. Запрещается абсолютно курение табаку вне дома, курение же в своем помещении разрешается только как медицинское средство при наличии докторского свидетельства.

Настоящие правила вступают в силу с момента их опубликования.

Если – от чего Боже сохрани – кто-либо из подведомственного нам духовенства окажет неповиновение или пренебрежение к вышеизложенным правилам, то будет наказан со всею строгостью церковным законом вплоть до запрещения от священнослужения.

ЭКЗАРХ Леонид Федоров

СЕКРЕТАРЬ

№ III-32

<РГИА ф. 826 оп. 1 д. 1929 л. 138>

УДОСТОВЕРЕНИЕ

Мая «10» 1921

№ 724

Пред'явитель сего экзарх католиков восточного обряда свящ. Леонид Федоров командирован мною по религиозным надобностям в Москву.

Посему благоволят подлежащие Власти не отказать ему в необходимом пропуске для проезда в Москву и обратно.

За Могилевского Архиепископа-Митрополита, Архиепископ #И. Цепляк

Секретарь #И. Тройго

№ III-33

<РГИА ф. 826 оп. 1 д. 1929 лл. 139, 139об>

«ЭКЗАРХ

Российской Греко-Католической Церкви

Протопресвитер ЛЕОНИД ФЕДОРОВ Петроград, Петербургская ст., Малый пр., № 76/78, кв. 3

«13» Декабря 1921 г.

№ 28

<печать митрополита Шептицкого>

Высокопреосвященнейший Владыко,

Сим имею честь обратиться с покорнейшей просьбой к Вашему Высокопреосвященству о поставлении в первые четыре степени священства представляемого при сем моего кандидата Николая Васильевича Муравьева, родившегося 17 Января 1895 года и присоединившегося к Святой Церкви 23го Сентября 1914 года.

В надежде на Отеческое благоволение Вашего Высокопреосвященства остаюсь

Вашего Высокопреосвященства

покорнейший слуга и молитвенник

+ Экзарх Леонид Федоров

<на обороте от руки:>Quattur minores ordines collati sunt ab Exc. D. Joanne Cieplak, Vic. Gen. In eccl Pro-Cathedral die 18 Decembri 1921, quae fuit Dominica IV Adventus

№ III-34

<РГИА ф. 826 оп. 1 д. 1929 л. 165,155об, приложение – л. 170>

ЭКЗАРХ Русской Католической Церкви

Протопресвитер ЛЕОНИД ФЕДОРОВ

Протонотарий Апостольского Престола

Петроград

№ 4

Февраля 24го дня 1922

ЕГО Высокопреосвященству

Высокопреосвященнейшему Архиепископу Иоанну

Администратору Могилевской Архиепархии

Прошение

Безотлагательная потребность русской католической миссии в связи с крайней затруднительностью сообщений вынуждает меня снова обратиться к отеческой снисходительности Вашего Высокопреосвященства и просить рукоположить представляемого при сем моего ставленника Алексея Максимовича Анисимова, гражданина гор. Саратова, 47 лет от роду, во все священные степени, как низшие, так и высшие до священства включительно.

При сем удостоверяю моей иерейской совестью, что нахожу вышеупомянутого Алексея Максимовича Анисимова вполне подготовленным к священному сану в той мере, в какой это ему необходимо, чтобы совершать Божественную литургию, крестить, миропомазывать, венчать браки, совершать елеопомазание, исполнять различные требы и преподавать детям начатки христианского учения. Что же касается до проповеди и исповеди, то это будет ему разрешено после того, как он даст достаточное доказательство знания догматического и нравственного богословия. Кроме личного ознакомления с Анисимовым, я имею еще рекомендации некоторых католических священников бывших в Саратове и прилагаю при сем письменную рекомендацию настоятеля римско-католической церкви в Саратове о. Адама Деша.

<печать митрополита Шептицкого>

+ Экзарх

Леонид Федоров

<приложение>

Удостоверение

Сим удостоверяю, что предъявитель сего – Алексей Максимович Анисимов гражданин города Саратова и прихожанин Саратовской Римско-Католической церкви уже восемь лет после перехода из православия в католичество. Все время Анисимов был усердным католиком и являлся всему приходу примером безукоризненной нравственности и образцовой религиозности, а поэтому я мог бы только приветствовать, если Начальство восточного обряда нашло бы его достаточно подготовленным к рукоположению. Безусловно мог бы Анисимов как священник большую пользу принести своей деятельностью в городе Саратове для общего блага.

21го Января 1922 года

Саратов <печать прихода>

Настоятель Саратовской Римско-Католической церкви. Священник: Адам Деш

№ III-35

<РГИА ф. 826 оп. 1 д. 1929 л. 142, 142об>

Его Высокопреподобию Экзарху Католической ГрекоВосточного обряда Церкви в России, Протонотарию Апостольского Престола Отцу Леониду Федорову.

Прилагая при настоящем заявлении копию моего прошения на имя Настоятеля Московского Р.-Католич. костела Непорочного Зачатия Девы Марии, в котором я ходатайствую об обратном принятии меня в Церковь, обращаюсь в Вашему Высокопреподобию с просьбой об удовлетворении моего искреннего и глубокого желания перейти в греко-восточный обряд.

Я позволю себе изложить те соображения, которые принуждают меня просить об этом.

Во-первых, это соображения личного свойства.

Я родился, рос и учился в России. Для меня близки и дороги все лучшие особенности и черты русской души, русская культура и общие пути русской религиозной мысли. Мне свойственны те особенности и общее направление в религиозных исканиях и подходах в анализе, восприятии истины, добра, которые отличительно характерны для русской души. Я понимаю, чувствую и ценю все мистическое содержание и внешние формы восточного богослужения, как драгоценнейшие перлы католического церковного духа.

Во-вторых, имея сердечное желание посвятить себя миссионерской деятельности среди русского народа и, если будет на то воля Господня, священническому служению, нахожу, что не только мои личные склонности, но и интересы Церкви указывают, что перспективы будущего Католической Церкви в России потребуют значительное количество работников знающих и понимающих русскую религиозную душу, для которой Провидение и предназначило восточный обряд. Насколько я имел возможность наблюдать, оценивать и об'ективно взвешивать, работа Католической Церкви среди русских может иметь большой действительный успех в том случае, если русский человек не будет искусственно лишен родной для него церковной формы а вместе с нею и духа, если он фактически вернется к тому, от чего оторвала его история, в чем он вырос, с чем связал свое христианское мировоззрение и в чем душа его нашла глубокую гармонию духа и формы.

В-третьих, насколько мне известно, желание и благословение великих Пап, которые заботились о христианском состоянии славянских народов вообще и в частности русского народа и которые лелеяли мысль о соединении Церквей, всегда были таковы, чтобы не западный обряд был привит славянству, а тот восточный обряд, который выношен в сердце, уме, оформлен глубокими молитвами, мистическими переживаниями и аскетическим подвигом восточных святых, с которыми русских соединило Провидение.

Прошу Ваше Высокопреподобие, приняв во внимание все изложенное мною, дать моей просьбе надлежащий ход.

Д. г. Новицкий

Москва 15 III 1922 г.

<резолюция Федорова> С моей стороны нет препятствий к переходу просителя в восточный католический обряд.

+ Экз.

№ III-36

<РГИА ф. 826 оп. 1 д. 1929 л. 161, без даты>

Ваше Высокопреосвященство

Нужно еще, чтобы Вы дали оффициальное (на бумаге) разрешение о. Рутковскому, что, по моей просьбе, назначаете его защитником брака по делу Крючкова. Вашего Высокопреосвященства

нижайший слуга

+Экзарх Леонид

№ III-37

<ЦГА СПб, ф. 151, оп. 2, д. 137, л. 22-22об. Подлинник.

Публикуется по ШКС, с. 123> Греко-католическая Церковь Сошествия Св. Духа

9 мая 1922 года 11 ч. 45 минут в Церковь Сошествия Св. Духа католическаго исповедания греко-восточного обряда помещающуюся на Петроградской стороне, угол Бармалеевой и Большой Пушкарской д. 48/2, кв. № 5 явилась из Исполкома Петроградскаго Района Комиссия по изъятию церковных ценностей в пользу голодающих в составе представителя Исполкома Антония Феликсовича Ольшевского и его сотрудника Степана Михайловича Мороза по мандату Исполкома за № 933.

Вышеозначенная Комиссия нашла годными к изъятию одну чашу (верхушку), 1 лжицу и 1 стручец для помазания елеем, как вещи чистого серебра 84 пробы. Каковые вещи общим весом в 1/2 фунта по договору с представителями исполкома должны быть заменены в недельный срок соответствующим количеством серебра.

Из помеченных в инвентаре как серебряных одной чаши и одной лжицы обе оказались серебра польскаго, а не 84-й пробы.

Прим. Никаких предметов римско-католической Церкви латинскаго обряда в наших церквах не имеется. При составлении акта присутствовали:

Представ. Петросов. Ольшевский, Мороз

Свидетели из прихожан:

секрет, прих. Подливахина

Ю. Данзас

М. Дейбнер

Экзарх Леонид Федоров

№ III-38

<ЦГА СПб, ф. 151, оп. 2, д. 137, л. 35. Подлинник.

Публикуется по ШКС, с. 124>

Акт

о передачи священником ФЕДОРОВЫМ Леонидом Ивановичем из ГРЕКО-КАТОЛИЧЕСКОЙ церкви что на Бармалеевой ул. д. № 2, Комиссии по изъятию церковных ценностей взамен оставленных.

/Лом сер. 48 зол. / сорок восемь золотников.

Передали: Леонид Федоров

Принял Член Комиссии по изъятию церков. цен.: [подпись]

Петроград 16-го мая 1922 г.

№ III-39

<СЦМ. Копия.

Публикуется с сокращениями>

А.И. Абрикосова – кн. М.М. Волконской

Москва, 31 июля 1922 г.

Дорогой друг, Ваше письмо, в котором Вы пишете относительно Вашего свидания со св. Отцом, а также вместе с ним благословение крестов для Via Crucis, письмо Вашего брата Экзарху и газетные вырезки – все это нами получено, также и бумага для Экзарха. <…> Теперь, мой друг, я хочу Вам очень откровенно и прямо написать все, что я думаю по поводу слов Святейшего. Я отлично знаю, что мое мнение никакого значения не имеет, я всецело принимаю и подписываюсь под всем, что скажет Папа, 'he sees much further than me' . И послушание прежде понимания всегда и во всем. Он хозяин, его дело распоряжаться. Я не знаю мнения экзарха, я его еще не видела, он придет на днях. От. Владимир, делая все мои оговорки, смотрит еще более мрачно, чем я. Но Вам я чувствую не только потребность, но необходимость высказаться, тем более, что слова Папы: 'Chacun est libre de chosir son rite selon la conscience' являются если не смертным приговором всему нашему делу русского восточного католичества, как оно велось за эти пять лет отцом Экзархом и от. Владимиром и ранее Верцинским, то, во всяком случае, его радикальной переменой – в какую сторону, каким образом – я даже и представить себе сейчас не могу. Краеугольным камнем всего нашего дела была идея цельной России, сохранившей целиком весь свой уклад, с восточным обрядом, со своей русской иерархией, воссоединенной с Римским Престолом. На почве такой идеи и только такой можно было разговаривать и с православным духовенством, и с лучшими представителями русского общества. Как поддержка такой идеи выдвигалась другая, столь же важная мысль: Папа хочет и любит Россию в ее восточном обряде, он ценит ее культуру и ее религиозные достижения: ее подвижничество, ее старчество и весь ее восточный колорит и быт, и для того он не только хочет, но требует, чтобы каждый русский удерживал свой обряд, т.к. он есть громадная ценность, и поэтому перехода в католичество для русского нет, а есть только восполнение того, что было [у]резано, исправление ошибки. И в подтверждение приводилась энциклика Orientalium Dignitatis, в которой всякий латинский священник, склоняющий восточного к принятию латинского обряда, подвергается самым строгим церковным карам и т. д., а также законы Пропаганды, кроме того, если случался казус перехода восточного в латинский обряд, то требовалось прошение на имя Святейшего Престола. Таким образом, св. Отец ценит единую православную Россию и хочет вот этой ее целости в едином обряде, а не признает ее деление на восточных и западных католиков. И эта теза была настолько сильна, что против нее и ее желательности никто никогда не возражал. Возражения и возмущения проистекали всегда из того, что вот этой позиции Папы на основании опыта и истории почти никто (исключая нескольких наших друзей) никогда не верил. Большинство убежденных, лучших представителей православия уверены, что Папа – ярый западник, ненавистник православия в России и что цель его это уничтожение православия=восточного обряда, подчинение России иностранцам. Мы же – русские католики восточного обряда – им являемся вдвойне страшными, как прежде царизму, они отлично понимают, что только за нами может пойти народ, и с их точки зрения это ужасно, так как Папа терпит нас, как приманку для обращения людей в латинство, мы переходная ступень для людей со слабой головой. Вот их теза – и потому, когда Кузьмин-Караваев перешел в католичество, отец Сергий Мечев (сын нашего московского известного старца от. Алексея Мечева, имеющего большое влияние, как прозорливец и духовный руководитель) сказал ему: 'Что Вас в приготовительный класс, в восточный обряд, посадили, – ведь Вы достаточно образованны, чтобы попасть прямо в первый – в латинский'. Царизм нас не терпел, запрещал; православные, боясь нас, заявляли, что мы лишь приманка и 'не настоящие' католики, последнее поддерживается поляками. Но все это разбивалось об папские энциклики, законы и заявления, что Папа требует, чтобы русские сохраняли свой обряд, свою старину и свои традиции. Папские слова 'Chacun est libre de chosir son rite selon la conscience' опрокидывают всю нашу позицию, подтверждая тезу врагов католичества и отталкивая от нас наших друзей. Свобода выбирать обряд – это значит деление русских в религиозной области на две культуры и на два лагеря, которые, к сожалению (пример – Галиция, Америка и Россия), до сих пор были враждебными, и вот на это, пока, ни один русский православный и патриот не согласится. В настоящее время слова св. Отца особенно больно отзовутся во многих сердцах, потому что с этой стороны сейчас, когда эта восточная Церковь раздирается между старой Церковью (заключенный Тихон и компания) и так называемой 'живой' церковью, особенно было бы важно показать, что истинное православие – это есть католичество, сохраняющее единую целую Россию с ее обрядом, иерархией и т.д. Не даром, по этому поводу проф. Шульгин (православный церковный деятель) говорил: 'Ну, теперь к вам народ может повалить, но есть ли у вас епископ?'. На это Кузьмин должен был бы отвечать: 'У нас ничего нет, есть часовенка на четвертом этаже, четыре измученных, изголодавшихся священника, вместе со своим экзархом, и больше ничего, да, кроме того, после слов Папы единой Католической Церкви восточного обряда нет, а всякий может по совести выбирать свой обряд, одним словом ту идею, которую я развил Вам, и которая была для Вас столь приемлема – ее нет: всякий присоединяющийся к нам может выбирать латинский обряд, а это значит полонизация, или восточный, – а при наших русских головах можно вполне предположить, какой хаос, беспорядок и какая ерунда за этим последует'. Во-вторых, эти слова Св. Отца обострят то странное чувство ненависти и отчужденности, которое к нему, несомненно, существует в России, и которое в данное время принимает весьма тяжелые, уродливые формы. В начале моей переписки с Вами, благодаря деятельности от. Владимира, к Папе и католичеству, как олицетворению той идеи, о которой я писала выше, было весьма дружественное отношение, затем началась страдная пора Православной Церкви: отбор ценностей, раскол; сначала был взгляд на Рим, как бы за поддержкой, но большевики, с таким нюхом дьявола, тотчас пополнили свои газеты известиями о состоявшемся соглашении Рима с большевиками, о въезде иезуитов и других латинских орденов в Россию 'для обучения юношества' и о свободе пропаганды католичества в России теми же латинскими орденами. Все русское общество отшатнулось от Рима с отвращением. Отец Митрофаний Серебрянский, бывший духовник великой княгини Елизаветы Федоровны, настоятель общины Марфо-Мариинской, у которого раз было заседание по поводу соединения Церквей, очень влиятельная личность, уезжая в Сибирь, куда он бежит от Живой Церкви и тюрьмы, которая ему угрожает, был у знакомых Костыревых, которые спросили его 'не может ли быть выходом из создавшегося ужасного положения Православной Церкви воссоединение с Римским Престолом?'. И от. Митрофаний буквально ответил следующее: 'Вот вам мое завещание: лучше Антонин (это 'живая' церковь), лучше неверие, чем подчинение Папе Римскому, – так как первое это хаос, но Россия в нем может уцелеть, а второе – это есть уничтожение России и православия'. Самарин и его компания открыто заявляют, что расстрел православных священников совершен чуть ли не по настоянию Римского Папы, и 'живая' церковь им поддерживается! На это можно возразить то, что сказал нам наш один знакомый иностранец: 'При современном положении вещей подобно тому, как невозможно возвращение старого режима в России, так же невозможно соединение Церквей, соединяться не с кем. Папа всегда 'up to date', и поэтому его слова о 'свободе выбора обряда' соответствуют данному времени, когда нечего думать о соединении Церквей, а надо вести прозелитизм, обращение отдельных личностей. Вот например кн. Туркестанов, еп. Трифон, говорит, что уж если бы он перешел в католичество, то в латинский обряд'. По этому поводу можно сказать лишь одно: да, царизм невозможен, но и не один русский не может примириться с теперешним состоянием вещей т.е. властью евреев; одно прежнее положение Церкви православной при царизме и соединение с ней, и другое – именно на что мы надеялись и для чего работали – это идея цельной России и объединенной католичеством восточного обряда. И насколько это было еще невозможно, – это еще вопрос, так как Рим еще никогда не пробовал поставить и организовать настоящую восточную миссию в России и Католическую Церковь восточного обряда так, как это бы подобало. А теперь при нашем положении и при том положении, которое открывают слова св. Отца о выборе обряда, к нам никто не пойдет. Туркестанов вообще не перейдет, так как это протестант до мозга костей, но если бы кому-нибудь из русских иерархов пришла такая благая мысль, то, я думаю, ни у одного из них не хватило бы героизма, чтобы принять восточный обряд в таком убогом, нищенском, унизительно, второстепенном виде, как он стоит у нас в России. Прочтите прилагаемые письма отца Анисимова из Саратова, где бы могла начаться новая миссия. Кто такое отец Алексей Анисимов? Это прекрасная, чистая душа, недавно принявшая священство уже на склоне лет; он весь горит желанием работать среди православных – и вот его судьба… Я не знаю, что вы будете чуствовать, читая его письма, но я не скрою, что я поплакала над ними, и не могу их читать равнодушно; ведь все то, что он пережил, мы переживали и переживаем, ведь он летел с открытой душой к своим братьям латинянам, уверенный в их поддержке, так как ведь это общее католическое дело и тут ни нации, ни обряда не существует, ведь пять лет тому назад я думала так же и никогда не забуду то тягостное недоумение, которое я пережила, когда декан Зелинский сказал от. Владимиру: 'Обедню служите в костеле, но причащать лучше не надо!'. Ну а затем пошло, поехало… и мы привыкли. Но бедный от. Алексей – и что его ожидает? Или повседневные унижения и сплошное мучительство, или, и это самое вероятное, латинизация и полонизация, сначала смешанный, уродливый обряд a la Дейбнер, а потом, в особенности после слов Папы, латинский обряд – и это логично и понятно: он жаждет пастырской деятельности, к ней он стремился десятки лет, в восточной форме ему ее не дадут, а наша миссия слишком бедна, чтобы ее обставить, но даже если ему дана была бы возможность иметь свою часовню, как у от. Владимира, то ведь начнется травля исподтишка: критика и дискредитирование его верующим, насмешки над обрядом и т.д. – все то, что так действует на русских. Ведь все это переживается от. Владимиром и отводит от него немало душ. И я знаю, что от. Алексей этого не выдержит и уйдет в латинский обряд и найдет здесь сразу и материальную поддержку, и уже прочную организацию, и ему будет дана в изобилии пастырская деятельность, потому что это ревностный, пламенный священник, которых мало среди здешнего латинского клира. И как характерно, когда от. Экзарх рассказал еп. Иоанну о положении от. Алексей, епископ облегченно воскликнул: 'Вот видите, отец Экзарх, не одни только поляки относятся так к восточному обряду: Фезер – немец!'. Ну что на такую вещь ответить… И надо заметить, что поляков очень сдерживала в их полонизации и в их презрении к нам позиция от. Леонида и от. Владимира; последние убежденно твердили, что Папы хотят, чтобы Россия была восточной и что мы, русские, являемся истинными представителями католичества для русских. У ксендзов было все время сомнение: а ну как поддержка Рима за восточными, хотя еп. Иоанн упорно требовал, чтобы в польских костелах велась русская пропаганда, говорились проповеди на польскорусском языке, совершались добавочные богослужения и т.д. – и он был, как теперь выяснилось, со своей стороны прав, раз он уже давно знал взгляд Папы – однако некоторые священники, как напр. ксендз Цакуль, настоятель костела на Грузинах в Москве, на вопрос епископа, ввел ли он у себя русскую проповедь, ответил: 'Нет, до выяснения позиции Рима я предпочитаю воздерживаться'. Теперь же, когда после слов Папы от. Леониду и от. Владимиру придется сдать свою позицию, что будет? Ведь к Экзарху презрительное отношение и упорное утверждение, что он 'иерарх сомнительный' изменилось только после того, как он оказался протонотарием Апостольского Престола. Ведь надо помнить, что в России это не только обрядовый, но и национально-политический вопрос. Польша и польское духовенство не хотят соединения Церквей, а главное не хотят ни за что Католической самостоятельности Русской Церкви восточного обряда, подчиненной только Св. Престолу. Восточный обряд должен быть уничтожен и задушен (и он будет уничтожен и задушен, если не случится чуда), русские переходящие должны быть латинизаторами и полонизаторами, и такие переходы желательны, т.к. увеличивают польское влияние в России и уменьшают возможность ненавистного восточного обряда и обращения России. Вот теза всего польского духовенства и проводится в жизнь она со всем упорством, на которое способны поляки. Поэтому слова Папы <…> есть полная победа польской партии. И что же нам остается делать? Вести непосильную борьбу, так как на стороне поляков: средства, организация вековая и поддержка Рима, так как Рим упорно нас игнорирует – все совершается через еп. Цепляка; недавно только по поводу выкупа ценностей бумага из Рима, хотя дело касалось не только латин. церквей, но всех церквей, всего церковного имущества, – была прислана еп. Иоанну и был епархиальный совет без присутствия Экзарха. Правда, нам могли сказать, что вы настолько убоги, что большевики даже не пришли к вам отбирать ценности, зная по описи, что с вас взять нечего. Это верно, но положение от этого не легче. На этом совете поднимались такие важные вопросы как 1) передача денег, пожертвованных Папой на выкуп сосудов, клиру 2) делегация в Рим для информации. Но во всем этом мы не участвовали. Мы действительно нигде и никто. Что же нам делать? Рассчитывать, что Бог нам пошлет какие-нибудь чрезвычайные дары, которые наконец привлекут на нас внимание, мы не имеем права. Вести упорную борьбу и показывать православным соблазнительное зрелище постоянных раздоров внутри Католической Церкви – это отвратительно и ужасно. Здесь мне невольно вспоминаются слова свящ. Хотовицкого (бедный сидит теперь в Бутырской тюрьме) на одном из собраний о соединении Церквей. Описав красноречиво мартиролог восточных католических священников в Америке и то невероятное презрение и угнетение, которые они терпят от латинского клира, добавил, обращаясь к от. Владимиру: 'Вы, может быть, способны на такое мученичество, но мы его не хотим'. И он прав: чтобы быть восточным католическим священником в России, требуется героизм и способность терпеть уничижение, требующую уже третью степень смирения. И я уверена, что те православные, которые очень расположены к Католической Церкви, как напр. Сахаров, Пятикрестовский и др. скажут: 'Бог этого не требует!'. Нищета, голод, – это одно, – но гонение со стороны своих и полное отсутствие поддержки в самом начале дела, – это невозможно. Когда от. Владимир сказал своему викарному от. Николаю, что св. Отец по всем двум капитальным пунктам нашей миссии нам отказал, от. Николай воскликнул: 'Что же это такое?!' От. Владимир ответил: 'Искупление, от. Николай'… Да, можем на это смотреть, как на искупление векового греха схизмы и всех грехов нашей несчастной истерзанной России, но брать на себя подобное искупление далеко не все способны, и это уже не миссия и не облегчение, а затруднение принятия Истины. Но может Вы спросите, друг мой: неужели повсюду в России восточный обряд встречает подобное отношение и неужели не могут рядом и дружественно существовать восточная и латинская миссии? На первое я скажу, что всюду, где доминируют поляки, восточный обряд рушится и унижается всячески – но, напр[имер], в Могилеве, где находится Белоголов , белорус, который сам со своими белорусскими ксендзами много страдал от поляков и где все ксендзы белоруссы, кроме одного, там Экзарху была устроена должная встреча, его богослужение было обставлено должным образом и можно было бы начать там большое дело, именно восточное: возвращение всех бывших униатов в лоно Истинной Церкви, насильно обращенных в православие. Но для этого требовалась бы известная самостоятельность Белоголова от еписк. Цепляка, потому что иначе на все дело будет положено veto и оно затормозится и замрет, что и будет, конечно. Мне даже иногда кажется теперь, что может и Св. Отец хочет миссию в России латинского обряда, но тогда надо прямо это сказать и при том обороте, какой принимает наше дело после слов Папы, может быть лучше уже тогда один латинский обряд в России, тогда хотя будут два лагеря – схизма восточного обряда и католичество латинского, это не будет русское католичество, а иностранное, русские будут смотреть на переходящих в католичество, как на западников и т.д., но в будущем миссия, при поддержке орденов латинских, с помощью воспитания юношества, может быть даже достигнет известного процветания и, по крайней мере, не будет ужасного зрелища борьбы внутри Католической Церкви и того безобразного угнетения слабой части русских католиков восточного обряда их сильными, не стесняющимися средствами братьями-поляками – увы, священниками и епископами. И поляки-ксендзы, может быть, достигнув своей цели уничтожения восточной миссии, успокоятся, преобразятся… Я очень прошу Вас, мой друг, изложив все дело, как оно есть, спросить, хотя бы монс. [неразб.], как он смотрит на наше будущее русских восточного обряда и что нам делать? И отменяют ли слова Папы <неразб., повторяет вышеприведенные слова о свободе выбора обряда> все бывшие до сих пор постановления, которые противоречат этим словам и на которые мы до сих пор опирались? И когда русский желает присоединиться и спрашивает, какого обряда он должен быть? Мы должны отвечать ему словами Папы: Вы можете избирать Ваш обряд selon vobie conscience? И крещенный в восточном обряде может по собственному желанию делаться латинского обряда? Узнайте все это, мой друг, так как это коренным образом меняет весь порядок, которого мы держались до сих пор и который мне объясняли в Риме, а именно, что всякий русский ipso facto восточного обряда и только по прошению на имя Папы может получить разрешение быть латинского обряда – и именно этот казус случился со мной. Когда от. Владимир и не думал делаться католиком, я, для удобства, захотела быть латинского обряда, тогда монс. Hertzog спрашивал разрешения Папы Пия X – он мне в этом отказал, разрешив практиковать латинский обряд, но вернуться в восточный, 'если обстоятельства изменятся'. К сожалению, этот интересный документ пришлось уничтожить в виду возможности обысков при царском режиме. Что касается осведомленности св. Престола, мы все здесь в России глубоко в ней сомневаемся. Что касается нас, то ведь ясно, что мы для Рима незнакомы. Gaspari в своем письме к Mons. Tiberghien даже не знает, что от. Леонид Федоров – Экхарх, хотя бумага, подтверждающая его в этом достоинстве экзарха подписана тем же Gaspari! Далее, мне кажется, о России и католических делах в России известно от иностранцев и, главным образом, от поляков, – и вся эта информация весьма сомнительна – и так думаем не мы одни, но англичане и даже некоторые поляки. Мне кажется, что если бы Св. Отец знал действительное положение Католической Церкви в России <неразб.> он бы не действовал так! Слова Св. Отца во многом объяснили деятельность еп. Роппа, его упорное желание заниматься русской миссией, и его план (может быть уже осуществившийся) основания в Люблине семинарии для подготовки миссионеров для России!! И вербовка кандидатов среди русских юношей, для их полонизации, а потом въезда в Россию уже латинскими священниками с польскими интересами. Таким образом был завербован один юноша из нашего прихода, который, хотя и убежден, что для обращения России необходим восточный обряд, все же едет в латинскую семинарию, потому что мы, в нашем положении, предложить ему ничего не можем, кроме крайне рискованной поездки за границу, упорного труда, а с другой стороны ему предлагают: быстрое священство, обеспечение и т.д. И так будет со всеми. Надо обладать исключительной духовной силой, чтобы быть русскими католиками восточного обряда в России. И вспоминаются (невольно самодовольные) слова ксендза Цакуля, обращенные к одному русскому католику восточного обряда: 'У вашего дела будущего нет!'. Он должен был бы прибавить: 'Мы вас задавим'. И как пример возьмите монаха Ковалевского, обращенного польскими ксендзами, которые скрыли от него существование восточного обряда (что они, между прочим, делают всегда, когда это возможно, или говорят о нем в таком тоне, что у присоединяющегося получается впечатление, что это не то секта, не то что-то второстепенное, не настоящее католическое) и упрятали его в польскую семинарию. Бедняга, познакомившись с от. Экзархом, сказал ему: 'Я бы многое дал, чтобы нашелся ктонибудь, кто бы мне доказал, что католичество не есть истина'. До того его природе чуждо и отвратительно оно в латинской форме и до того его национальное чувство оскорбляется отношением поляков к России и к ее религиозному укладу. Но он, к счастью для его души, выдерживает. Это мученичество. А вот несчастный жалкий от. Сергий Соловьев его не выдержал и бежал; конечно, он сам дряблая, лживая натура, по ошибке, под влиянием жены принявшая сан священника, но все же, если бы он перешел в католичество при условиях, не требующих с его стороны чрезвычайных добродетелей, а просто обыкновенных, он может быть и выдержал бы бремя католического священника. Но, когда он увидал себя католическим священником нищим, окруженным с одной стороны презрением и ненавистью схизматиков, которые всячески старались показать ему, что его переход в католичество есть крушение всей его карьеры и его прежних связей и отношений, а с другой он почувствовал на себе весь гнет католического восточного священника, презрение польского клира, постоянные инсинуации и т.д. А тут еще католическая дисциплина… Он не выдержал и бежал. Но я всегда скажу, несмотря на то, что более жалкой, с моральной стороны, фигуры я не знаю, что не один он в этом виноват.

Отец Экзарх, приехавший в Москву, вполне разделяет все, что я здесь пишу. Пожалуйста, прочтите и изучите все то, что он пишет; каждый раз, как он что-нибудь посылает через Ваши руки, он всегда надеется, что вы все это прочтете. Я хочу добавить, что, когда мы говорили, 'все русские, ради спасения России, должны быть восточного обряда', мы совсем не думали, что они не должны посещать латинские храмы и принимать там таинства. Пусть, если они этого хотят, практикуют латинский обряд 'selon leurs conscience', но они должны сознавать себя восточными. <…> На фоне нашей тяжелой, мрачной жизни большое радостное событие – присоединение у от. Леонида Федорова двух иеромонахов, одного оч. пожилого, другого – совсем молодого полного сил от. Епифания. Еп. Цепляк и ему не преминул предложить латинский обряд, но он ответил: 'Русский народ бритого священника никогда не примет, что я буду делать в латинском обряде'. Молитесь, чтобы Господь даровал ему много сил, чтобы нести тяжелый крест восточного священника в России и чтобы поляки не сумели отравить его душу. <…>

А. А.

<…>

№ III-40

<KUL Syg. Rup. 789 fol. 35>

29/IX – <1>922

Петроград.

+

Высокочтимый о. Прелат ,

Мне обещали на собрании, что о. Иоанн больше не будет выступать на понедельниках у св. Екатерины и, тем не менее, он опять, в последний понедельник, показывал свое искусство портить хорошее настроение у слушателей. Обращаюсь к Вам, как к человеку, который больше всех, кажется, понимает весь вред таких выступлений. Вы видели, что я даже пожертвовал своими собственными взглядами для покоя, чтобы in necessariis у нас была unitas, но не могу допустить, чтобы достигнутое согласие было нарушено в угоду бестактному человеку, который в момент раздражения не знает, что говорит. Убедительно прошу Вас положить этому конец, иначе я не в состоянии буду, со своей стороны, поддерживать наше общее согласие.

Глубокоуважающий

+ Экзарх Леонид.

P.S. В Мальтийской церкви есть наш аналой (пульпит), который будет необходим для богослужений в церкви св. Екатерины. Распорядитесь принести его оттуда.

№ III-41

<DID cc. 190-196>

<Данный документ является чрезвычайно интересным источником. Он представляет из себя черновой набросок доклада относительно условий, в которых пребывала Католическая Церковь в России в сентябре 1922 года. Его автором был прелат Константин Будкевич, настоятель церкви св. Екатерины в Петрограде и декан петроградского католического клира. Он был казнен коммунистическими властями в 1923 году, после процесса «Цепляка-Будкевича», на котором обвинялся и Федоров. Прелат Будкевич написал свой доклад для Лоренцо Лоури, титулярного Архиепископа Эфесского и папского нунция в Варшаве. Увеличивает ценность данного документа тот факт, что окончательный вариант черновика, посланный нунцию, вероятнее всего погиб в Варшаве во время Второй Мировой войны. Документ сохранился благодаря монсеньеру Брониславу Уссасу, вывезшему его в Польшу. Отзывы автора о восточной миссии показывают характерное для некоторых представителей латинского духовенства того времени отношение к ее деятельности>.

STATUS ECCLESIAE IN RUSSIA

In eunte regimine communistarum in Russia, pietas fidelium non solum non est diminuta, sed etiam aucta. Debiliores sane propter perturbationem rerum et idearum defecerunt, sed hi sunt paucissimi. Communiter autem homines sentientes se omnino in calamitatibus hodiernae vitae et persecutionem patientes nullum aliud refugium vident nisi solum Deum. Quam ob causam fideles nostri in Russia nunquam erant tam religioni addicti quam hos nostro tempore. Cuius rei testimonium est frequens fidelium communio et defensio Ecclesiarum et sacerdotum, aliquando magno cum periculo vitae et libertatis suscepta. Unde certo dici potest nunquam fuisse tam arctam coniunctionem fidelium cum ecclesia quam nunc.

Res temporales Ecclesiae in Russia pessime se habent. Causae huius rei sunt duae. Altera causa est reemigratio fidelium in patriam. Propter calamitiosam conditionem vitae in Russia permulti fideles discesserunt regione multique volunt discedere. Exemplo est paroecia s. Catharinae Petropoli, quae habuit circa 30,000 fidelium, nunc autem habet 5,000. Idem apparet in aliis paroeciis. Sunt quidem paroeciae, quarum numerus parochianorum non excedit 50 fideles. Altera causa inopiae ecclesiarum est status rerum oeconomicarum in Russia ac sic dicta "nationalisatio" bonorum ecclesiasticorum. Decreto de "nationalisatione" ecclesiae privatae sunt paucis reditibus, quos antea habuerunt, oblationes vero fidelium non sunt sufficientes ad honestam sustentationem. Quam ob rem sacerdotes necessitatibus carentes, coguntur paroecias relinquere et in patriam una cum parochianis suis redire, et aliquando contingit, ut ne quidem censuris ecclesiasticis in loco suae residentiae retineri possint. Nunc 30 ecclesiae una cum curia archiepiscopali carent pecunia necessaria. Nisi huic rei consulatur ecclesiae a sacerdotibus relictae in usum prophanum a communistis destinentur, et tali pacto stationes ecclesiasticae, tanto cum studio erectae, peribunt, et missionarii, qui aliquando revenient, non habebunt locum residentiae. Ex dictis patet Ecclesiam in Russia in periculo esse ac auxilio alacri indigere.

Praeterea periculum imminet omnibus ecclesiis nostris ex parte decreti 23 Januarii 1918 anni de separatione ecclesiae a statu, vi cuius omnia bona ecclesiastica declarantur pertinere ad populum Russiae seu ad rempublicam. Qua de causa parochiani, ut ius utendi ecclesia habeant, debent pactum cum gubernio inire, quod omnino discipinae ecclesiasticae adversatur.

Hactenus contingebat fidelibus, ut bono cum successu contra dictum pactum protestarentur. Nunc autem, cum regimen communistarum audacius factum sit, magna cum tenacitate subscriptio pacti a fidelibus expostulatur simulque minatur si fideles resistant, ecclesias clausurum iri. Delegatus archiepiscopi Cieplak impetravit Moscoviae indutias unius mensis, intra quem Archiepiscopus posset a Sede Apostolica responsum accipere. Dubitando decisionem Beatissimi Patris eumque omnino spernentes sic dicti commissarii regiminis de novo conantur dictas subscriptiones fidelibus extorquere et iam unam ecclesiam in oppido Gatschina prope Petropolim clauserunt.

Tali pacto, si nullum nobis auxilium obveniet, ecclesiae nostrae claudentur et exspoliationi exponentur. Optimum ecclesiis in Russia auxilium posset praestare gubernium polonicum vi Rigensis tractatus. Sed gubernium illud propter causas politicas erga regimen Russiae tam debile se ostendit, ut catholici nostri omnem spem melioris sortis a Polonia provenientis amitterent. Non est dubitandum, quin delegatio reipublicae polonicae bonam voluntatem interveniendi habeat urgendo observationem Rigensis tractatus. At difficultas in eo posita est, quod gubernium Poloniae non magna auctoritate utatur apud gubernium Russiae. Quam ob causam art. VII Rigensis Tractatus hactenus a Russia non observatur, quamquam post suam notam diplomaticam de hac re legatio Poloniae aliquoties verbaliter tractabat. Quod quidem in praesenti apparet, quando gubernium Russiae maxima cum severitate nostras ecclesias opprimit, etiam claudit et reliquias sanctorum prophanat. Error fanaticus communistarum optime apparuit in prophanatione reliquiarum b. Andreae Bobolae. Momentum rei in eo positum est, ut gubernium adversus decretum suum de separatione ecclesiae a statu, quod inter caetera habet articulum de tolerantia, ingerat se in doctrinam Ecclesiae nostrae appellando cultum reliquiaram superstitionem. Censebamus gubernium Russiae gratum se praebiturum Sedi Apostolicae pro subsidio famelicis praestito, sed spes nos fefellit. Officiales Russiae tam ephemeridibus quam in colloquio supradictum auxilium parvi pendere student. Maxime vero haec ingrata relatio ad Sanctam Sedem apparuit in rebus sacris redimendis. Ut nobis nunc notum est, Curia Romana, post promulgationem decreti de sic dicta exemptione rerum preciosarum ope telegraphi gubernio Russia proponebat se precium aequivalens pro rebus sacris solvere velle. At gubernium non solum nullum responsum dedit, sed etiam prophanationi dictas res sacras exponere curabat simulque sacerdotes hac in re etiam passive se habentes in custodiam includebat et iudicio tradebat. In hac etiam causa Archiepiscopus J. Cieplak multa perpessus est et adhuc patietur. Ex mandato Archiepiscopi decanus Budkiewicz de redimendis rebus sacris Moscoviae cum gubernio tractabat. Nimirum Archiepiscopus statim post acceptum ab Eminentissimo Cardinali Gasparri de hac re nuncium scripsit ad gubernium epistolam, ubi postulabat, ut, vi conventionis cum Sede Apostolica, res sacrae ultra non eximerentur, iam, exernptae ecclesiis redderentur, et sacerdotes hac in causa in custodiam traditi liberarentur. Cum gubernium nihil responderet, supradictus Budkiewicz in scripto proposuit conditiones emptionis rerum sacrarum, explicans quod tam Archiepiscopus quam sacerdotes hac in re accusati non debent tractari ut animo "contrarevolutionis" gubernio non obedientes, sed solummodo ut secundum ius canonicum agentes, atque vi decreti de tolerantia religiosa nulla poena afficiendos esse. Ad hoc propositum respondit officialis Crassicof gubernium severissimo modo reos iudicaturum et puniturum. Quod vero attinet res sacras auferendas, gubernium non posse suum decretum mutare, sed posse Sedi Apostolicae res iam ablatas vendere, ut vendit mercatoribus, precio maximo.

Responsum hoc mirum videtur, si perpendatur pacifica propositio Sedis Apostolicae emendi res sacras. Alii delegato Cancelario Trojgo gubernium Russiae respondit se non posse res sacras vendere, quia ignorat, ubi sint. Causa propter quam gubernium non abstinuit se a prophanatione rerum sacrarum videtur esse haec, quod sperabat se occasione "exemptionis" scissionem in Ecclesia facturum, ut factum est in confessione russica.

Gravissimi momenti est propagatio fidei Catholicae in Russia. Cum Exarcha unitarum Petropoli pro Russia nominatus esset, sine merito sperabatur permultos Russos ad Ecclesiam ritus orientalis conversuros esse. Sed spes illa feffelit. Exemplo esse potest Petropolis. Habitant hic in praesenti praeter exarcham quattuor sacerdotes ritus orientalis, quorum unus manet apud parochiam Sancti Stanislai. Exarch Fiodorof habet in urbe capellam suam, duo manent penes ecclesiam s. Catharinae, unus ad procathedralem ecclesiam. Omnes isti sacerdotes sunt viri pii bonumque exemplum vitae praebent. Nihilominus tamen numerus conversorum in ritum orientalem non excedit 90 personas. E conlra ad ritum latinum conversi sunt circa 3,000. Eadem proportio apparet etiam in aliis locis.

Quamquam et sacerdotes ritus latini praedicant in lingua russica, hoc tamen (contra opinionen Exarchae Fiodorof) non impedit, quominus conversi eligant ritum slavonicum. Inter praedicationem Exarchae Fiodorof, et praedicationem aliorum sacerdotum, etiam ritus orientalis, Petropoli hoc est discrimen, quod hi explicant et errores schismatiscorum, pater vero Fiodorof putat hoc esse magnopere noxium propagationi unionis et tolerantiam suam eousque extendit, ut etiam schismaticis nondum conversis in sua capella sacramenta poenitentiae et s. Eucharistiae administret (ut dicit, ex verbali licentia Beatissimi papae Pii X). Iidem schismatici sacramenta suscipiunt tam in capella Exarchae quam in ecclesiis schismaticis. Praeterea Fiodorof eo tendit ut Sedes Apostolica exclusive ipsi soli suisque subditis propagationem fidei catholicae in Russia committat omnesque conversos Russos necessario ritum orientalem complecti. Sacerdotes vero ritus latini ad haec respondent se nullam hucusque hac in re specialem dispositionem Sanctae Sedis accepisse ideoque debere dirigi Jure Canonico et theologia pastorali; quod autem ad ritum attinet—neminem posse vi adtrahi. Idem Fiodorof opinionem propagat polonos sacerdotes non posse propagatores fidei inter Russos esse propter nationalismum polonorum et invidiam Russorum erga polonos. Unde, ut ait Exarcha Fiodorof, Russi, qui nunc non convertuntur, sed decursu temporis converti possunt, odio erga polonos praedicatores vel missionarios ducti (aucto propter conversionem aliquorum Russorum in ritum latinum) etiam in ritum slavonicum non convertuntur. Opinionem hanc esse erroneam patet ex eo, quod sacerdotes poloni non produnt nationalismi animum, sed e contra sciunt linguam russicam et hac lingua praedicant. Praeterea, parochi poloni videntes inopiam sacerdotum conversorum, hospitio in domus saus illos recerperunt. Insuper in ecclesia s. Catharinae celebratur quavis Dominica specialis missa pro Russis in ritu latino et slavonico—cum praedicatione. Unde ratio propter quam quidam contumaces converti nolunt, omnino ridicula et irrationabilis videtur. Ob eandem rationem displicent Exarchae Fiodorof praelectiones et disputationes de rebus fidei, quae lingua russica quavis hebdomada magno cum concursu Russorum penes ecclesiam s. Catharinae Petropoli locum habent.

Tali pacto res, quae ad mentem Ecclesiae unitis viribus fieri debeat, dividitur in contrarias partes, quarum altera repraesentatur a fanaticis ritus orientalis, Fiodorof Petropoli et Abricosof-Moscoviae, altera vero a sacerdotibus latinis et ceteris sacerdotibus ritus orientalis, qui exarchae sui fanaticum errorem non sequuntur.

Adhuc pauca verba de biritualismo, qui dicitur. Persuasione sacerdotum latinorum et nonnullorum orientalium opus propagandae fidei catholicae in Russia maxime promoveretur, si sacerdotes latini et orientales haberent facultatem celebrandi in uno vel altero ritu pro rerum locorumque ratione, quod nostris praesertim temporibus, quando numerus sacerdotum catholicorum in Russia in dies minuitur, omnino necessarium videretur. Biritualismus ideo etiam optandus videtur, quod tunc non oriretur in Russia ista spiritui amoris christiani opposita divisio in duas ecclesias catholicas: latinam et orientalem, quae quidem divisio hic et nunc non existit, sed importuno agendi modo effici potest. Imo, biritualismus perpetuo moneret fideles utriusque ritus unam esse ecclesiam catholicam, quae utrumque ritum eiusdem valoris esse docet et ideo pro rerum necessitate, in uno alterove ritu celebrare permittit. Ex idea biritualismi sua sponte unitas hierarchica sequitur.

Paucitas conversorum in ritum orientalem videtur sequenti ratione explicari posse. Russi, etsi iam natura sua sunt "Deum quaerentes" (russice bogazhatieli), hoc est, veram fidem cognoscere sapientes, maxima ignorantia in rebus fidei laborant. Quam ob causam horum fides fere omnino affectu et animi motibus innititur, non vero ratione, et hoc quidem notatur non solum apud indoctos, sed etiam apud nobiles et cultos homines. Quod quidem omnibus gentibus orientalibus proprium est, quorum animus superstitionem paganorum in religionem christianam transfert. Illo affectu ducti Russi, de veritate in Ecclesia catholica latente persuasi, maxima ex parte tantam aversionem erga schismaticam confessionem sentiunt, ut omnem reminiscentiam eius (ergo et ritum orientalem) vitare curent. At non solum ritus illis schismaticam confessionem in memoriam revocat, sed et ipsi sacerdotes uniti. Qui, etiamsi Catholici iam sint, manent tamen cultura orientali, vel potius defectu culturae, imbuti et habent eundem modum agendi, ac schismatici sacerdotes. Unde neoconversi interrogati ad quem ritum adnumerari velint, respondent se velle omnino Ecclesiae Catholicae adscribi et eligunt ritum latinum. Quamquam enim eis rcs clare explicatur, maxima tamen ex parte habent quandam Ecclesiam ritus orientalis non omnino catholicam. Quae quidem opinio dominat non solum apud laicos sed etiam apud clerum schismaticum, cui non sunt ignota principia ecclesiasticae disciplinae.

Praeter enumeratas quaestiones, sunt quaedam quae spectant calendarium. Exarcha vi potestatis a metropolita, A. Szeptycki, obtentae, exigit ut sacerdotes ritus orientalis penes ecclesias latinas degentes in celebratione missae tam privatae quam solemnis calendarium veteris styli servent, quod nobis videtur contrarium regulis liturgicis simulque offendit liturgicum ordinem in ecclesiis latinis, et causat quoddam scandalum parochianorum, v.g., si die Paschatis secundum novum stylum celebretur missa quadragesimalis.

Pseudoreformatio confessionis schismaticae, quae nunc fit in Russia, initio videbatur profutura conversioni Russorum. Qui vere orthodoxum animum habent, in sua ecclesia vertitatem erroribus contaminatam videntes, necessario ad catholicam fidem se conversuros. Sed hac in re aliter factum est. Imprimis clerus schismaticus, curae et tutelae gubernii assuetus, sine qua iam illi existere difficile est, curam novi gubernii non detractat. Communistae, a priori omnem religionem negantes, post aliquod tempus intellexerunt se non posse religionem in populo eradicare, sed posse ecclesiam schismaticam in servitutuem sibi redigere. Sane, si clerus schismaticus spiritum ecclesiasticum haberet, hoc illis non contingeret. Sed clerici, praesertim aliqui superiores, protestantismo imbuti, iam ideam puram Ecclesiae amiserunt, et patriarcham suum vi amoverunt. Hoc quidem eo modo factum est, quod gubernium imperatorum timens, ne clerus Russiae aliquid commune cum Ecclesia Catholica habeat, curabat ut, ad veritatem obumbrandam principia protestantismi in scholis ecclesiasticis traderentur. Tali pacto decursu temporis factum est, ut ecclesia schismatica, quae in dogmatibus videbatur parum differre ab Ecclesia Catholica, nunc protestantismum sapiat. Unde facile intelligi potest illud, cur clerus Russiae, olim approbante gubernio, aliquoties cum ecclesia Anglicana et cum sic dictis veteribus Catholicis de fide convenire conatus est. Populus, ut supra dictum, est, quoad fidem omnino rudis et incultus, et gubernium timens, propter inertiam suam, sicut in aliis rebus, ita et in causa religionis, post aliquod tempus pseudoreformatae ecclesiae suae assuescet. Paucissimi solummodo tam laici quam clerici resistere pseudoreformationi conantur, sed hi maxima ex parte in custodiam traduntur. Factum est sane quod sat multi clerici cum laicis, praeside archiepiscopo Antonino, qui initio animo pseudoreformationis novo gubernio obediebat, in comitiis Moscoviae protestabant contra pseudoreformationem et ingerentiam gubernii in res ecclesiae, sed hoc parum confessioni schismaticae prodesse videtur. Gubernium ad hoc respondit sese vi decrcti de separatione ecclesiae a statu rebus ecclesiac non ingerere. Fautores autem pseudoreformationis contra Antoninum eiusque asseclas comitia fecerunt et excommunicationem pronuntiaverunt. Has ob causas ecclesia Russiae, ab imperatoribus captivata et depravata, nunc gubernio Sovietistico subiecta manet. Ouod quidem gubernium cautissime curat, ne "viva ecclesia" a quibusdam missionariis aliquid detrimenti capiat. Unde propagatio veritatis a missionariis extraneis omnino impossibilis videtur.

Petropoli die Septembris 1922 a.

<рукопись написана рукой Константина Будкевича>

<перевод :

Положение Церкви в России.

С тех пор, как коммунистическое правление установилось в России, благочестие верующих не только не уменьшилось, но скорее увеличилось. Нерешительный элемент действительно подвержен путанице понятий и идей, однако в незначительной степени. В основном люди, осознавая свое пребывание в центре бедствий и гонений, исполненных страдания, не видят иного прибежища, как только в Боге. По этой причине наши верующие в России в настоящее время преданны религии как никогда ранее. Свидетельством тому являются частое принятие Святого Причастия, а также защита церквей и клира, зачастую связанная с опасностью для жизни и свободы. Следовательно, мы можем без сомнения утверждать, что еще никогда там не было подобных тесных уз между Церковью и верующими.

Текущие дела Церкви находятся в плачевном состоянии. И тому есть две причины. Первой является ре-эмиграция верующих на их родину. В связи с бедственными условиями жизни в России очень многие верующие покинули регион, а многие хотят уехать. Приход св. Екатерины в Петрограде является тому примером. Он насчитывал 30000 членов; в настоящее время их только 5000. То же самое справедливо относительно и других приходов. Есть несколько приходов, не имеющих и 50 прихожан. Второй причиной оскудения церквей являются экономические условия в России и так называемая национализация церковной собственности. В соответствии с декретом о "национализации" церкви были лишены той малой прибыли, которая у них была; а пожертвований верующих явно недостаточно для достойного существования. Поэтому священники, испытывая недостаток необходимого, вынуждены покидать свои приходы и возвращаться вместе с прихожанами на их родину; иногда их невозможно задержать в месте их проживания даже при помощи церковного наказания. Сейчас около 30 церквей вместе с архиепископской курией нуждаются в необходимых денежных средствах. Если ситуация не изменится, то церкви, покинутые священниками, будут использоваться коммунистами для мирских целей, и таким образом церкви, построенные с таким усердием, погибнут. А миссионеры, которые однажды вернутся, не будут иметь места обитания. Из чего я должен заключить, что Церковь в России находится в опасности и нуждается в скорой поддержке. Кроме того, опасность угрожает всем нашим це рквям в связи с Декретом от 23.01.1918 об отделении Церкви от государства. На основании этого Декрета вся церковная собственность объявляется собственностью российского народа или республики. Поэтому прихожане, чтобы иметь право использовать церковь, должны вступить в соглашение с правительством. Все это противоречит церковной дисциплине.

До сих пор верующие были способны успешно протестовать против вышеупомянутого заключения договора. Сейчас же, когда коммунистический режим стал более бесстыдным, от верующих очень настойчиво требуется подпись под соглашением; в то же время, в случае отказа верующих, власти угрожают закрыть церкви. Делегат Архиепископа Цепляка в Москве попросил об отсрочке на один месяц, в течение которого Архиепископ смог бы получить ответ Апостольского престола по данному вопросу. Отказывась ждать решения Святейшего Отца и испытывая к нему презрение, так называемые комиссары правительства вновь стараются вытребовать подписи от верующих и уже закрыли одну церковь в Гатчине под Петроградом. Если мы не получим помощи, то наши церкви будут закрыты и подвергнутся разграблению.

На основании Рижского Договора Польское правительство было бы в состоянии оказать лучшую поддержку храмам в России. Но оно по политическим причинам показывает себя столь нерешительным пред лицом Советского правительства, что наши католики потеряли всякую надежду на улучшение ситуации, которое могло бы произойти из действий польского правительства. Несомненно, польская делегация движима доброй волей, настаивая на соблюдении Рижского Договора; сложность, тем не менее, заключается в факте, что Польское правительство не пользуется большим авторитетом у Российского. Поэтому статья № 7 Рижского Договора не была до сих пор соблюдена Россией, хотя Польская Дипломатическая Миссия несколько раз пыталась устно разрешить этот вопрос после ее дипломатической ноты. Сейчас это достаточно понятно всем, когда Российское правительство преследует наши церкви с особенной суровостью, даже закрывая их и оскверняя святые реликвии.

Фанатичное заблуждение коммунистов проявляется лучше всего в осквернении реликвий Блаженного Андрея Боболи. Значителен тот факт, что правительство, противореча своему собственному декрету об отделении церкви от государства, который также содержит статью о религиозной терпимости, вмешивается в Католическое учение, именуя наше почитание святынь суеверием.

Мы дорожили мыслью, что российское правительство было бы благодарно Апостольскому Престолу за поддержку в условиях развивающегося голода, но эта надежда улетучилась. Российские официальные лица стараются приуменьшить объем помощи как через свои газеты, так и через обращения. Это неблагодарное отношение к Святейшему Престолу особенно сильно проявилось в деле выкупа священных сосудов. Как мы сейчас знаем, Римская Курия после декрета о так называемой экспроприации ценностей по телеграфу обратилась к Российскому правительству с предложением заплатить сумму, эквивалентную цене священных предметов. Но правительство не только медлило с ответом, но намеренно подвергло священные предметы осквернению и одновременно арестовало и отдало под суд даже тех священнослужителей, кто выражал пассивное отношение к происходящему. В отношении этого дела Архиепископ Ян Цепляк также пострадал, и ему еще предстоит немало претерпеть. По поручению Архиепископа декан Будкевич обсуждал с правительством в Москве условия выкупа священных предметов. Немедленно после получения информации от кардинала Гаспарри Архиепископ написал правительству письмо, в котором потребовал, чтобы в соответствии с соглашением со Святейшим Престолом все Священные предметы более не могут конфисковываться, те же, что уже экспроприированы, должны быть возвращены Церкви, а священники, арестованные по этому вопросу, должны быть освобождены. Когда правительство не дало никакого ответа, вышеупомянутый Будкевич письменно внес предложение относительно условий выкупа священных предметов; он объяснил, что Архиепископ, впрочем, как и священники, проявляет активность в данном вопросе, которая, однако, не должна восприниматься как противодействие правительству в духе "контр-революции", но только как деяние в соответствии с каноническим правом. Поэтому, в соответствии с декретом о религиозной терпимости они не могут быть привлечены к судебной ответственности в любом случае. На это предложение Красиков, официальное лицо в Комиссариате Юстиции, ответил, что правительство судило бы и наказывало виновных более строго, чем сейчас; что же касается изъятия священных предметов, то правительство не может изменить свой декрет, однако оно может продать те из них, что уже конфискованы, Святейшему Престолу по наивысшей цене, как это делалось ими ранее в отношении коммерческих закупщиков. Этот ответ кажется замечательным, если учитывать миролюбивое жертвенное желание Святейшего Престола выкупить священные предметы.

Другому же делегату, канцлеру Тройго, российское правительство ответило, что оно не может продать священные предметы, ибо не знает, где они находятся. Как кажется, причиной, почему правительство не воздерживается от осквернения священных предметов, является его надежда на произведение раскола в нашей Церкви путем "экспроприации", как это уже было сделано в русской конфессии.

Распространение Католической Веры в России является делом чрезвычайной важности. Когда униатский Экзарх в С-Петербурге был назначен для России, была надежда, впрочем, безосновательная, что очень многие русские перейдут в Церковь Восточного обряда. Эта надежда оказалась ложной. И Петроград служит тому примером. Помимо Экзарха еще четыре священника восточного обряда проживают здесь, один из которых состоит в приходе св. Станислава. Экзарх Федоров располагает часовней в городе; два состоят при церкви св. Екатерины и один при прокафедральном соборе. Все они благочестивы и подают хороший пример своей жизнью. Тем не менее, число перешедших в Восточный обряд не превышает 90 человек. В противовес тому имеется 3000 перешедших в Латинский обряд. Такое же соотношение отмечается и в других местах.

Хотя священники Латинского обряда проповедуют порусски, это, вопреки мнению Экзарха Федорова, не препятствует избранию перешедшими в Католичество Славянского обряда. Между проповедованием Экзарха Федорова и проповедованием других священников (в том числе восточного обряда) в Петрограде существует разница, заключающаяся в том, что вторые объясняют ошибку схизматиков; Федоров же рассматривает это как нечто весьма вредное для распространения дела Единения и в проявлении своей терпимости доходит до того, что уделяет в своей часовне таинства даже схизматикам, которые еще не воссоединились. Он утверждает, что делает это по причине словесного разрешения Папы Пия X. Эти схизматики удостаиваются получения таинств в часовне Экзарха так же, как и в своих собственных схизматических церквах; кроме того, Федоров декларирует, что Апостольский Престол доверил дело распространения веры в России исключительно ему и его подчиненным, и что все русские, перешедшие в католичество, должны непременно придерживаться восточного обряда. На это священники латинского обряда отвечают, что относительно этой проблемы они до сих пор не получали никаких специальных инструкций от Святейшего Престола и что поэтому они должны руководствоваться каноническим правом и пастырским богословием. Относительно обряда они говорят, что никто не может быть принужден к принятию любого обряда.

Экзарх Федоров распространяет также мнение, что польские священники не могут быть распространителями веры в России по причине национализма поляков и враждебности русских по отношению к полякам; поэтому, говорит Федоров, те русские, которые не перешли в католичество сейчас, но могли бы перейти в течение некоторого времени, не перешли до сих пор даже в Славянский обряд именно по причине неприятия польских проповедников (неприятие возросло после перехода некоторых русских в латинский обряд). То, что это мнение ошибочно, вполне очевидно; польские священники не действуют в националистическом духе, но напротив, они владеют русским языком и проповедуют по-русски. Более того, польские пастыри, видя бедность обращенных священников, принимают их как гостей в своих домах. Помимо этого, каждое воскресенье литургия Славянского обряда и Латинская месса служатся для русских в церкви св. Екатерины — вместе с проповедью. Следовательно, указанная причина того, что некоторые упрямые личности не желают обратиться, нелепа и неразумна одновременно. По той же причине Экзарх Федоров недоволен лекциями и дебатами относительно веры, которые проводятся еженедельно в церкви св. Екатерины в Петрограде и проводятся на русском языке при большом стечении русских.

Таким образом дело, которое должно было вершиться объединенными силами, ведет к разделению на две оппозиционные фракции. Одна представлена фанатиками Восточного обряда, Федоровым в Петрограде и Абрикосовым в Москве, другая представлена священниками латинского обряда и остатками клира Восточного обряда, которые не следуют фанатическим заблуждениям их Экзарха. Однако несколько слов о так называемом биритуализме. Таково убеждение латинских священников и некоторых из восточного клира, что работа по распространению католической веры в России принесла бы большую пользу, если бы латинские и восточные священники имели разрешение служить в том или ином обряде в зависимости от времени и места; особенно в наше время, когда число католических священников ежедневно уменьшается, это кажется особенно необходимым. Биритуализм так же кажется целесообразным для того, чтобы в России не возникло разделения на две Католические церкви, Латинскую и Восточную, разделения, противоречащего духу христианской любви, которого здесь и сейчас не существует, однако оно может быть спровоцировано несвоевременной манерой действий. Кроме того, биритуализм всегда бы учил верующих, что существует одна Католическая церковь, которая учит, что оба обряда имеют равную ценность. Он позволяет служение в том или ином обряде по необходимости. Из идеи биритуализма происходит естественное иерархическое единство.

Незначительное число обращений в Восточный обряд можно объяснить следующей причиной. Русские, даже думающие, что они по своей природе являются "богоискателями", что подразумевает умение распознавать истинную веру, страдают невежеством в вопросах веры. Поэтому вера этих людей основывается по большей части на сентиментальных и эмоциональных состояниях, а не на разуме; и это справедливо не только в отношении необразованных, но и дворян, и образованных людей. Это действительно является характерным для восточных людей, чей дух переносит языческие суеверия в христианскую религию. Руководимые этим отношением, русские, убежденные, что истина сокрыта в Католической Церкви, в большинстве своем чувствуют такую неприязнь к схизматической конфессии, что желают избегать одного о нем упоминания (следовательно, и восточного обряда). Но не столько обряд напоминает им схизматическую конфессию, сколько это делают униатские священники сами по себе. Даже будучи католическими, эти священники продолжают быть пропитаны восточной культурой (или, скорее, отсутствием культуры) и ведут себя так же, как схизматические священники. Поэтому, когда новообращенных спрашивают, к какому обряду они желают принадлежать, то они, подчеркивая свое желание присоединиться к Католической Церкви, избирают Латинский обряд. Несмотря на то, что им ясно объясняется, они в большинстве случаев считают церковь Восточного обряда не вполне Католической. Это мнение доминирует не только среди мирян, но и среди схизматического клира, которые не знакомы с принципами церковной дисциплины.

Помимо этих уже перечисленных вопросов, существует еще несколько, относящихся к календарю. Экзарх на основании полномочий, полученных от Митрополита Андрея Шептицкого, требует, чтобы священники восточного обряда, приписанные к Латинским храмам, следовали календарю по старому стилю при отправлении частных, а также торжественных богослужений, что кажется нам противоречащим литургическим установлениям, нарушает литургический порядок в латинских храмах и в определенной степени вызывает скандалы среди прихожан. Так, например, в Пасхальный день (по новому стилю) они служат постную литургию.

Псевдореформация схизматической конфессии, ныне происходящая в России, кажется, все-таки, может помочь обращению русских. Но те, кто обладает подлинно православным духом и видят в их церкви истину, засоренную заблуждениями, безусловно, обратится в Католическую веру. Схизматический клир, привыкший к заботе и защите правительством, не отвергает поддержку со стороны нового правительства. Коммунисты a priori отрекающиеся от всех религий, вскоре поняли, что они не могут искоренить религию в народе, но они могут обратить схизматическую церковь в рабство. В действительности, если бы схизматический клир имел церковный дух, этого бы с ними не случилось. Но клир, особенно некоторые из высших иерархов, пропитанные протестантизмом, уже потеряли подлинное понимание Церкви и насильно сместили своего патриарха. Это было осуществлено следующим образом. Императорское правление, опасаясь, чтобы российский клир не имел ничего общего с Католической Церковью, с тем, чтобы не исказить истину, взяло на себя обязанность следить, чтобы в церковных школах преподавали основы протестантизма. Таким образом, со временем схизматическая церковь, которая, как казалось, незначительно отличается от Католической в догматическом плане, приобрела протестантскую окраску. Из этого легко догадаться, почему русский клир, с одобрения правительства, уже несколько раз старался прийти к соглашению относительно вопроса веры с Англиканской церковью и с так называемыми старокатоликами. Народ, как я говорил выше, в целом неграмотен, необразован и боится правительства, и по причине этой инерции в религии и в других вопросах через некоторое время привыкнет к их псевдореформированной церкви. Только малая часть клира и мирян старается сопротивляться псевдореформации, но большинство из таковых брошены в тюрьму. Фактически, значительное число священников и мирян под предводительством Архиепископа Антонина, который первым подчинился новому правительству в духе псевдореформы, выразили протест в Москве против псевдореформы и против правительственного вмешательства в церковные дела. Тем не менее, это хоть и означает для схизматической церкви пользу, но не большую. Правительство ответило на это, что в соответствии с декретом об отделении Церкви от государства, оно, государство, не вмешивается в церковные дела. Сторонники псевдореформы созвали синод против Антонина и его последователей и огласили акт об отлучении. Поэтому русская церковь, плененная и коррумпированная императорами, теперь подчинена советскому правительству. Это правительство очень заботится, как бы "Живая Церковь" не пострадала от любого ущерба со стороны миссионеров. Поэтому распространение истины иностранными миссионерами кажется совершенно невозможным.

С.-Петербург, сентябрь, 1922 год.>

№ III-42

<РГИА ф. 826 оп. 1 д. 1929 лл. 174, 174об>

<копия «полномочий» митрополита Андрея Шептицкого, удостоверенная экзархом Леонидом Федоровым>

Exemplar Roma 18. 2. 1908

BEATISSIME PATER!

Andreas Szeptycki humilis Metropolitanus Halicensis, Metropoliae Kijoviensis ac totius Russiae Administrator nec non Ecclesiarum Archiepiscopalium Vladimirensis, Polocensis, Smolenscensis, Episcopalium vero Luceoriensis cum Exarchatu totius Russiae, Ostrogiensis, Novogrodensis, Brestensis, Minscensis, Vitebscensis, Mscislaviensis, Orsanensis, Mohiloviensis, Severiensis, Chelmensis, Pinscensis, Turoviensis, Belzensis, idemque Episcopus Camenecensis Podoliae ad pedes Sanctitatis Vestrae provolutus humillime rogat, ut: Exceptis utique omnibus honorificis juribus, titulis, privilegiis, insigniis, honoribus, excepto pariter quolibet jure ad quamlibet praecedentiam, in qualibet occasione, atque ex qualibet ratione, titulo aut praetextu,

Sanctitas Vestra ipsi concedere dignetur potestatem et jurisdictionem delegatam, nomine Apostolicae Sedis Romanae tantum exercendam, in territorio totius Imperii Russi talem, qualem in territorion suo ordinariam habet Patriarcha Maronitarum. Documentum originale a me scriptum Sanctissimus Domine Noster Pius Papa X dignatus est propria manu signare verbo "PLACET"

L.S.

In audiantia apud Sanctissimum die 22 Februarii 1908 habita Sanctitas Sua facultatem hanc juxtra preces concedere est dignata, propria demum manu libellum supplicem signavit verbo "PLACET" dicendo formulam hanc sc. Placet in causis maximi momenti usitatam formulam esse approbationis maxime solemnem.

Exemplar hoc cum originali signatura Summi Pontificis et Pontificio sigillo munito concordare testor.

G. Card. KOPP

Eppus Vratislaviensis

L.S.

Concordat cum originali L.S.

+ Andreas Metrop.

Ego infrascriptus S.R.E. Presbyter Cardinalis fidem facio atque Sanctissimus Dominum Nostrum Pium Papam X Metropolitano Haliciensi Archiepiscopo Leopoliensi Ruthenorum Andreae Szeptycki vivae vocis oraculo declarasse se velle atque statuere, ut jura et facultates, quae ad arganisationem et administrationem Ecclesiae Orientalis in Russiae Imperio spectant quasque dicto Metropitae tamquam Administratori vacantium in Russia episcopalium Sedium anno 1908 Sanctitas Sua concesserat signando propria manu supplicem libellum verbo "placet", Eidem Metropolitae, non tamen ejus successoribus jure ordinario ac proprio, in posterum competant. In cujus rei fidem litteras has propria manu subscriptas Cardinaliciae Nostrae dignitatis sigillo muniri jussimus. Mochliniae, 13 Martii 1914.

L.S.

+ D. Card. Mercier Archiep. Mochlin.

Concordat cum originali

+Andreas.

<печать митрополита Шептицкого>

С подлинным верно

+Экзарх Леонид

Федоров

Октября 10 дня 1922 года

№ III-43

<KUL Syg. Rup. 789 fol. 46>

Петроград

10/X – <1>922

+ Дорогой о. Амфилохий,

Кажется служба прошла хорошо. Замечается общее удовлетворение от настоящей восточной литургии. Однако замечены некоторые пробелы, бросившиеся в глаза как православным, так и католикам.

1) Второй антифон должен быть исполяем весь, а не только "Единородный Сыне".

2) Необходимо читать часы во время проскомидии (какой-нибудь один или 3 или 6), а после обедни — послепричастные молитвы.

3) Замечено, что прошения на ектениях читались слишком скоро!

4) Веяние воздухом на "верую" должно доводить до : "Во едину святую соборную", а затем сделав воздухом знак креста над св. сосудами, складывать его, предварительно облобызав.

5) Клобук с наметкой нужно одевать и после "Херувимской" слагая его только на "Достойно и праведно есть" и затем снова надевая после перенесения св. Даров на предложение.

6) Никоим образом нельзя складывать руки ладони к ладоням, как это делают латиняне!

Постарайтесь в следующий раз исправить все эти недостатки, ибо на нас смотрят тысячи глаз и от малейших колебаний в сторону латинского обряда, от небрежности и невнимательности при совершении обрядов может пострадать все дело.

Пока же, спасибо за литургию. Назначаю Вас служить и в следующее воскресенье.

Куда девался дьякон? Если увидите его, то скажите, что я хочу, чтобы он служил с Вами.

Сердечно преданный

+Экзарх Леонид

P.S. Если чего не хватает для службы, то сообщите мне.

P.S. Поручаю Вам Козловского. Научите его славянскому чтению и литургике, заставляйте проходить ее на практике.

№ III-44

<KUL Syg. Rup. 789 fol. 37 >

ЭКЗАРХ

Российской Греко-Католической Церкви

ПРОТОПРЕСВИТЕР

Л. И. ФЕДОРОВ

Петрогр. ст. Малый пр.

д. 76-78

Октября 10-го дня 1922 года

(сбоку: №14)

Его Высокопреподобию

О. Прелату

Франциску Будкевичу

Сим имею честь уведомить Ваше Высокопреподобие, что о. Иоанн Дейбнер лишен мною права проповеди и каких бы то ни было выступлений на общественно-религиозных собраниях.

+Экзарх Леонид Федоров.

№ III-45

<KUL Syg. Rup. 789 fol. 38>

ЭКЗАРХ

Российской Греко-Католической Церкви

ПРОТОПРЕСВИТЕР Л. И. ФЕДОРОВ

Петроградская ст. Малый пр.

д. 76-78 Октября 14-го дня 1922 года №17

Его Высокопреподобию

О. Прелату Франциску Будкевичу

Так как о. Иоанн Дейбнер признал себя ответственным за свои выступления и дал мне присягу в том, что впредь подобного рода выступления не повторятся, то я снял с него запрещение проповедовать и выступать на общественнорелигиозных. Так что если Ваше Высокопреподобие признаете это нужным, то можете разрешить ему снова проповедь и выступление на общественно-религиозных собраниях, если это Ваше Высокопреподобие признаете за благо.

Текст присяги о. Иоанна Дейбнера при сем прилагаю.

+ Экзарх Леонид Федоров.

№ III-46

<KUL Syg. Rup. 789 fol. 39, без даты, но датируется, октябрем

1922 г.>

<приложение к предыдущему документу>

ЭКЗАРХ

Российской Греко-Католической Церкви

ПРОТОПРЕСВИТЕР Л. И. ФЕДОРОВ

Петрогр. Ст. Малый пр. д. 76-78.

Я нижеподписавшийся священник греко-католической Церкви Российского Экзархата _______________________

клянусь Всемогушим Богом на Его святом Евангелии в том, что отныне обязуюсь по совести строго придерживаться всех правил нашего Епархиального Собора, состоявшегося в Петрограде 31 Мая 1917 года и в недоуменных случаях обязуюсь спрашивать разъяснений у о. Экзарха, как у уполномоченного истолкователя оного.

Кроме того обязуюсь и клянусь во всех моих проповедях и выступлениях в храмах обоих обрядов и в общественнорелигиозных собраниях

1. Никогда не говорить грубо, резко, заносчиво, насмешливо, оскорбительно и с иронией про глаголемую православную церковь, ее учение и обряды, священнослужителей и про русских народных святых и про русские народные святыни.

2. Никогда не называть глаголемых православных "схизматиками" и не употреблять слово "схизма".

3. На проповедях и общественных выступлениях не призывать глаголемых православных к переходу в лоно Католической Церкви, а только выражать желание соединения церквей, приглашая их содействовать этой благой цели и делом и молитвой.

4. Никогда не затрагивать русское национальное чувство.

5. Не допускать критики действий и слов о. Экзарха. Наоборот всячески обязуюсь и клянусь во всех моих проповедях и выступлениях действовать с любовью и благоразумием, которые являются необходимым условием моей миссионерской деятельности и истинным украшением души всякого католического иерея.

Во всех моих церковных проповедях обязуюсь и клянусь неукоснительно придерживаться 52 правил вышеупомянутого собора и если, как это указано в нем, мне придется коснуться полемики то и тогда мною не будет допущено никакого проявления грубости, заносчивости, резкости, иронии, насмешки и оскорбления по отношению к глаголемой православной церкви и ее верным, как это вышеозначено.

Все содержащееся в этой моей присяге обязуюсь и клянусь исполнять по совести как перед Богом не допуская никаких уклонений и перетолкований и помня, что мне придется предстать перед Судом Господним и дать ответ во всех моих помышлениях, словах и поступках. Так мне да поможет Бог и Его святое Евангелие. Присягал: И. Дейбнер

<печать>Присягу принял: Экзарх Леонид Федоров С подлинным верно

За секретаря: иеромонах Епифаний.

№ III-47

<ЦГА СПб, ф. 151, оп. 2, д. 137, л. 39-40об.

Подлинник. Автограф.

Публикуется по ШКС сс. 124-126>

Заявление экзарха Русской Католической Церкви Л. И. Федорова в стол регистрации обществ и союзов Петроградского района о форме «расписки» по передаче храмов верующим.

27 октября 1922 г.

Будучи вызван в исполком Петроградского района 19 сего октября, я был поставлен в известность, что взамен договора, приложенного к «Инструкции по проведению в жизнь декрета 23 января 1918 г. об отделении церкви от государства», опубликованной 30 августа 1918 г. и неприемлемой для нас, католиков, нам предлагается принять «Расписку», которая удостоверила бы акт передачи церковного имущества в руки граждан данного прихода. Хотя эта расписка значительно устраняет трудности, с которыми нам пришлось считаться при временном — впредь до разрешения Апостольского Престола — подписании «Инструкции», однако и теперь остаются в ней некоторые места, которые не позволяют нам принять ее в том виде, в каком она нам предложена. В ней из прежнего договора оставлены, несмотря на неоднократные наши протесты и заявления, как раз те места, которые изменяют коренным образом католические представления о приходе.

1. Так расписка дается от имени только «граждан» (даже не прихожан!) без всякого упоминания о настоятеле прихода, являющегося руководителем этих граждан безусловно во всех приходских функциях (а не только в богослужебной и учительской), а также без всякого упоминания о Высшей Духовной Власти, без разрешения которой никакой католический приход не может вступать ни в какие соглашения с кем бы то ни было, раз эти соглашения затрагивают самые основы приходской жизни и деятельности. Если для правительства настоятель прихода не является юридическим лицом, то для самих прихожан он всегда был и останется пастырем, без которого они ничего не имеют права предпринять в церковной области. Настоятель прихода, по католическим понятиям, не просто «служитель культа», но, наоборот, его распорядитель, пастырь и глава верующих данного прихода. И потому, не обязывая правительство считать настоятеля прихода лицом с юридическими правами, прихожане не могут дать расписки без заявления о согласии на то от своего настоятеля и Высшей Духовной Власти. Требуя от граждан обещания пользоваться храмом «исключительно соответственно его религиозному назначению», расписка указывает только на 2 религиозные функции — «совершение богослужения, отправление религиозных треб», тогда как религиозное назначение храма этим далеко не исчерпывается, сюда входят проповеди, беседы и обучение малых детей катехизису, Закону Божию и литургики. Католический священник в силу догматического учения Католической Церкви о таинстве священства есть учитель всех своих прихожан независимо от их общественного положения, пола и возраста, и отказываться от этих своих обязанностей ни при каких условиях не может.

Расписка требует, чтобы в случае сдачи имущества храма оно было возвращено «в том самом виде, в каком оно было нами принято». Это условие неприемлемо потому, что стесняет проявление приходом его христианского милосердия, в силу которого прихожане с согласия Духовной Власти всегда могут помочь церковными вещами (например, облачениями, сосудами, свечами, книгами, иконами и т.д.) другим прихожанам какого-либо бедного прихода или же выделить из своего прихода достаточное количество церковных вещей для образования нового прихода. Кроме того, непонятно, каким образом могут быть сданы в том самом виде скоропортящие вещи как, например, облачения, книги и т. п.?

Наконец, расписка требует, чтобы граждане не препятствовали пользоваться наравне с ними церковным имуществом «никому из граждан католического вероисповедания» и «неопороченных по суду». Такое условие уничтожает право контроля настоятеля над своими пасомыми. Войти в число лиц, принявших на себя ответственность за сохранение церковного имущества, могут только те, которые известны настоятелю прихода как лица вполне благонадежные с точки зрения католической догмы и морали. Не достаточно быть только гражданином «католического вероисповедания и неопороченным по суду», чтобы принять на себя столь ответственную обязанность как хранение церковного имущества и пользования им, для этой цели необходимо: а) быть прихожанином этой церкви, в) быть признанным годным для этой цели церковной властью и с) удовлетворять требованиям церковного права.

Кроме всего вышеуказанного обращаю внимание и на тот факт, что в расписке [не указано], кому передается на хранение церковное имущество, только ли подписавшим расписку гражданам или же всему приходу, представителями которого являются подписавшиеся граждане.

Никоим образом не отказываясь идти навстречу правительству в его желании урегулировать свои отношения к католическим приходам, и сами всемерно желая быть лояльными гражданами РСФСР, безусловно подчиняясь всем постановлениям, декретам и указаниям Советской власти, мы предлагаем принять и узаконить для нашего подписания ту же расписку, но только в несколько измененном виде, не обременяющем нашей религиозной совести, вполне согласным с учением Католической Церкви и удовлетворяющим требованиям имущественной регистрации.

Проект расписки при сем прилагаю. Кроме того прилагаю и 2 (два) заявления, поданных мною и моими прихожанами в Комиссариат юстиции по поводу договора, изложенного в Инструкции 20 августа 1918 г., которые раскрывают еще подробнее наше отношение к такого рода соглашениям.

Экзарх Леонид Федоров

№ III-48

<ЦГА СПб, ф. 151, оп. 2, д. 137, л. 41-41об. подлинник.

Публикуется по ШКС с. 127>

ЭКЗАРХ

Русской Католической Церкви.

Протопресвитер Леонид ФЕДОРОВ

Протонотарий Апостольского Престола.

Петроград.

Расписка.

Мы, нижеподписавшиеся, граждане РСФСР, имеющие свое постоянное местожительство в г. Петрограде, заявляем, что будучи избраны прихожанами нашей церкви ……………….. и уполномочены нашей Духовной Властью охранять и содержать, совместно с настоятелем прихода, находящийся в Петрограде по………………….….. улице №….., храм, с его имуществом, мы и в дальнейшем будем содержать указанное церковное имущество и пользоваться им исключительно для религиозных целей, неся ответственность за целость и сохранность этого имущества.

В случае отказа или прекращения наших полномочий, мы обязываемся своевременно письменно сообщить о том в местный Совет. Причем ответственность за могущую произойти по нашей вине утрату имущества, может отпасть для каждого из нас в отдельности лишь со времени подачи заявления об отказе.

Никому из граждан католического исповедания, согласно церковному праву, мы не будем препятствовать пользоваться этим имуществом наравне с нами.

+ Экзарх Леонид Федоров.

№ III-49

<KUL Syg. Rup. 789 fol. 40>

<Адресовано, очевидно, о. Алексею Зерчанинову>

4/XI – <1>922

Петроград

+ Высокочтимый и дорогой

о. Прелат,

Я слышал о Вашем желании принять участие в наших торжественных богослужениях происходящих каждое воскресенье в Церкви св. Екатерины. Я охотно бы согласился на это, но только под тем условием, если Вы обяжетесь соблюдать все богослужебные правила, изложенные в прилагаемом при сем уставе под заглавием "литургия". Вы знаете, что я никогда не вмешиваюсь в то, как Вы служите исполняя предписание митрополита Андрея, но эти богослужения совершаются с моего благословения и должны быть совершаемы по тем лишь правилам, которые предписываются мною. Худы ли, или хороши эти правила — вопрос другой, но они абсолютно должны быть исполняемы теми, которые хотят принять участие в богослужениях совершаемых с моего благословения. Так что от Вас зависит, дорогой о. Прелат, согласиться или не согласиться с этими правилами и соответственно с этим принимать или не принимать участие в совершении этих богослужений. Вне этих богослужений Вы, конечно, вольны следовать Вашей практике.

Ссылка на то, что некоторые обычаи употребляемые Вами при богослужении имеют за собой историческую давность, или видены Вами у тех или иных лиц (напр. обращение к народу и распростирание рук на "Яко свят еси…") не имеет для меня абсолютно никакого значения. Я стремлюсь к унификации наших богослужений, чем и вызваны эти правила.

С глубочайшим почтением

Ваш сын во Христе и богомолец

+ Экзарх Леонид.

№ III-50 <ЦГА СПб, ф. 151, о п.2, д. 137. л. 48. Подлинник.

Публикуется по ШКС с. 128>

Р. С. Ф. С. Р.

ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ КОМИТЕТ СОВЕТА Рабочих и красноармейских депутатов ПЕТРОГРАДСКОГО РАЙОНА Отдел Управления

5/XII 1922г.

№ 3014/8805

Бол. Монетная ул.

МАНДАТ

Дан сей Отделом Управления Петроградского Райисполкома тов. ГОЛОВИНУ в том, что ему разрешается, на основании постановления Губисполкома от 25/Х1 — с. г. за № 125/с, закрыть церковь Сошествия Святого духа, помещ. по Бармалеевой ул. д. № 48/2, а также проверить имеющийся церковный инвентарь. Что подписями и приложением печати удостоверяется.

Завед. Отделом Управления [подпись]

Зав. Столом Рег. Об-в и

Союзов: [подпись]

Зав. канцелярией: [подпись]

№ III-51

<ЦГА СПб, ф. 151,оп. 2, д. 137, л. 50. Подлинник.

Публикуется по ШКС с. 128>

Экзарх Русской Греко-Католической Церкви Протопресвитер Леонид Федоров

Петроград Невский пр. 34

Уступая силе, я передаю ключи от моей церкви, находящейся на углу Бармалеевой и Пушкарской д. № 48/2, кв. 5 представителям Советской Власти.

Экзарх Леонид Федоров

[5 декабря 1922г.]

№ III-52

<РГИА, ф. 826, оп. 1, д. 1929, л. 185-187об. Копия

Публикуется по ШКС сс. 129-132>

Председателю Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета гражданину Калинину

от Экзарха Греко-Католической Униатской Церкви Протопресвитера Леонида Федорова

Петроград. Петрогр. стор. Малый просп. д. 76, кв. 3

Заявление

Гражданин председатель, 5-го декабря сего года по распоряжению Правительственной Власти были насильственно запечатаны все католические храмы Петрограда за отказ настоятелей их и прихожан подписать «расписку» — в предложенной им Правительством форме — которой они обещаются содержать свой храм, отвечать перед правительством за сохранность церковного имущества и пользоваться им исключительно для религиозных целей. Эта новая расписка есть не что иное, как сокращенная форма договора между Советской Властью и каждым отдельным приходом, приложеннаго к Инструкции 30 августа 1918 г. При опубликовании этой Инструкции мы, католики, заявили о ее неприемлемости для нас, как нарушающей основные католические представления об отношении прихода и мирян к своему настоятелю и Верховной Церковной Власти. Этот договор ставил нас в положение гораздо более худшее того, в каком мы находились при царском режиме, когда наша религиозная свобода была всячески стесняема. Поэтому вышеупомянутый договор некоторыми католическими приходами был совершенно не принят, некоторыми же был принят с той оговоркой (включенной в самый текст договора), что он принимается нами впредь до разрешения Святого Апостольского Престола, т. к. такого рода договоры или конкордаты подлежат компетенции Высшей Церковной Власти Католической Церкви. В такой форме этот договор был принят и нашим русским греко-католическим приходом, однако же впоследствии оказалось, что эта оговорка в самом тексте договора была кем-то очень искусно уничтожена. При подписании нами Договора со стороны правительства, как его представитель, участвовал находившийся тогда при Комиссариате Юстиции Сергей Никанорович Драницын. Причинами, которые заставили нас тогда, хотя бы в такой форме, подписать договор, были заявления представителей Правительства (в особенности гражд. Красикова) о том, что такая форма договора (во многом для нас, католиков, прямо оскорбительная) вызвана свирепствовавшей тогда контрреволюцией и военным положением всей страны и что мы должны этому покориться, чтобы доказать сочувствие Советской Власти, что мы тогда и сделали. Но когда в этом году Правительство хотело заставить нас подписать тот же самый договор в безусловной форме и навсегда, мы потребовали, чтобы нам дано было снестись с Апостольским Римским Престолом относительно приемлемости договора, что нам и было позволено. Святой Престол через польского нунция довел до нашего сведения, что такой договор абсолютно недопустим с католической точки зрения. Желая, по-видимому, облегчить нам принятие договора, гражд. Красиков прислал в Петроград сокращенный текст договора, названный на этот раз «распиской». И хотя в тексте расписки нет уже прежних, оскорбительных для нашей чести выражений, тем не менее все прежнее, существенно для нас неприемлемое, в корне искажающее наши католические, чисто религиозные понятия о приходе и превращающее его в протестантскую общину — оставлено. Желая, как и всегда, идти навстречу всем законным требованиям Правительства, мы предложили принять эту расписку в несколько исправленном виде, прося только уважить наши религиозные воззрения. К этой новой расписке нами были приложены мотивировки неприемлемости прежней расписки в правительственной редакции. Чтобы ознакомить Вас с формой моей мотивировки, прилагаю копию с заявления, поданного мною «Заведующему столом регистрации обществ и союзов Исполкома Петроградского Района». Вместе с тем присоединяю к настоящему заявлению и копию с протокола 4-го января 1920 года, составленного нами в момент временного подписания прежнего договора, в котором обращаю Ваше внимание на пункт 4, изъясняющий выражение «неопороченного по суду» в единственно приемлемом для нас виде. Обращаю также ваше внимание, что несмотря на 1-й и на 2-й пункты этого Протокола, устанавливавшие употребление церковного имущества только для целей исключительно религиозных, тем не менее у нас было произведено изъятие серебра (1/2 фунта) в пользу голодающих, т. е. церковное имущество было употреблено не на исключительно религиозные, а на гуманитарные цели.

Гражданин Председатель, это уже не первый случай вопиющего нарушения декрета об отделении Церкви от Государства, в котором торжественно возвещается полная свобода религиозной совести и религиозной пропаганды... На все наши прежние протесты против такого отношения к нам правительственные органы, к которым мы обращались, не находили нужным ответить нам ни единым словом и разъяснить наши недоразумения. От гражд. Красикова при личном обращении к нему мы слышали только грубые окрики и издевательства над нашими самыми священными религиозными чувствами. С нами даже не хотят войти в серьезное и спокойное обсуждение тех причин, которые заставляют нас решительно уклониться от подписания договора. Нам бросают только обвинения, что мы, якобы, не хотим повиноваться законам правительства. Горячо протестуя против этого нелепого обвинения, мы заявляем, что готовы всегда и во всем, касающемся чисто гражданского уклада нашей жизни, безусловно и до мелочей быть верными гражданами Российской Социалистической Федеративной Советской Республики, повинуясь Советскому Правительству не за страх, а за совесть. Мы требуем только одного, чтобы не затрагивалась наша религиозная совесть и нас не заставляли поступать вопреки нашим религиозным установлениям, ни в чем не затрагивающим строй, порядок и социальное развитие республики. Закон гласит, что «В пределах республики запрещается издавать какие-либо местные законы или постановления, которые бы стесняли или ограничивали свободу совести». А между тем нас преследуют и отдают под суд только за то, что мы в наших храмах и у себя на дому обучаем св. вере детей до 18-ти летнего возраста и позволяем им петь на клиросах и прислуживать в алтаре. Таким образом, вопреки закону, грубо попирается наше религиозное учение, предписывающее нам преподавать нашим детям Закон Божий и приучать к службе в св. храме. Эти, неслыханные ни в каком цивилизованном государстве, религиозные гонения в особенности несправедливы по отношению к нам, русским католикам (униатам), так много претерпевшим и гонимым при царском режиме и надеявшимся, что революция (какова бы она ни была) даст нам возможность свободно следовать нашим религиозным убеждениям. Гражданин Председатель, если Вы озабочены сохранением законности в Республике и являетесь тем «Всероссийским старостой», к которому с надеждой обращаются взоры миллионов русских граждан, то, надеюсь, не откажите вступиться и за нас, прекратив раз и навсегда издевательства различных представителей Советской Власти над нашей религиозной совестью. Еще до появления Инструкции 30-го августа 1918 г. у правительства была благая мысль собрать смешанную Комиссию из представителей различных вероисповеданий и представителей Советской Власти для совместного обсуждения того, каким образом можно было бы лучше всего провести в жизнь Декрет об отделении Церкви от Государства. К сожалению, эта Комиссия, к участию в которой были приглашены Архиепископ Могилевский Ропп и я, так и не состоялась и вышеупомянутая Инструкция была составлена единолично гражд. Красиковым даже без ведома тогдашнего Управляющего Делами Совета Народных Комиссаров гражданина Бонч-Бруевича. Здесь надо искать источник всех печальных недоразумений между Церковью и Государством. Наоборот, создание такой Комиссии было бы великим благом для обеих сторон и избавило бы нас от печальной необходимости беспокоить Правительство нашими протестами.

Льщу себя надеждой, гражданин председатель, что во имя гуманности и справедливости Вы не откажите нам, русским католикам, в Вашей законной защите. Мы не настаиваем на непременном тексте нашей расписки и готовы принять всякую иную, лишь бы она не нарушала наших церковных правил. Самым же лучшим разрешением вопроса было бы обращение Правительства к Апостольскому Римскому Престолу для заключения с ним конкордата.

Петроград. Декабря 7-го дня. 1922 г.

Экзарх Российской Греко-Католической Церкви, Протопресвитер Леонид Федоров

№ III-53

<ЧС копия из СЦМ>

<Письмо Л. Федорова о. Владимиру Абрикосову, машинописная копия, обрывается в конце>

Москва, 13/XII/<1>922

Дорогой о. Владимир,

Итак, первая оплеуха получена. Поздравляю. А знаете ли, что это хороший знак. Если бы пошло гладко в начале, то впоследствии могло бы быть хуже. Вам нужно было тут же попросить аудиенцию "nelle camera secrete" или "nelle <неразб.>, прямо сказавши, что «о. Экзарх поручил мне Вам передать многое устно» Св. Отцу. Не надо было отказываться и от помощи о. Роза. Выгнали в дверь, надо лезть в окно, выгнали в окно – в щелку. Помните, Рим любит настойчивость и энергию. Если кто этой настойчивости не проявляет, тот считается "un huomo che non esminto <?> sue idee". Я послал подробное по этому случаю письмо генералу Ледоховскому, обращая его внимание на необходимость помочь. Будьте столь добры придти к нему и рассказать все, как было. Затем нужно проявить себя в писании и составлении для св. Отца меморандума о положении дел в России, в особенности оттеняя политическую сторону. В Риме всегда этим интересуются в первую очередь, т. к. полагают, что успех всякой миссии зависит от известного политического положения страны. Этим и объясняется первый вопрос папы о политике, когда же Вы ответили чисто мистической фразой, что коммунистическое движение есть прежде всего антихристианское, то покойный папа (очевидно далеко не мистик, а практический делец) понял, что имеет дело с человеком не от мира сего и его интерес к Вам сразу же иссяк. Однако из описанного Вами разговора мне ясно, что враждебности никакой нет – это уже большой плюс. Очевидно только, что Вашу аудиенцию не подготовили как следует и была была не понятна Ваша "portatse <?>". Я пишу письмо также к Тюбергиену , проя его представить Вас папе так, как это нужно. На подобных аудиенциях отражаются «славные тени» прошлого в роде Сусалева, Толстого, Волощука, Зерчанинова, Сторожева и такие милые явления настоящего, как Глеб, Диодор, Веригин и о. Амфилохий (слава Богу, о нем еще, кажется, в Риме не известно). Не забудьте, что о. Алексей и о. Иоанн не перестают строчить на меня кляузы, попутно указывая и на Вас (как думаю), как на alter ego Экзарха. Практическому уму папы, как это видно из Вашего же письма (в особенности из слов сказанных Видалю) миссия в России представляется только как обращение, для чего, конечно, нужны опытные, бойкие миссионеры, хотя бы то и русские, но конечно, (как Вы это поняли совершенно верно) руководимые иностранцами. В этом случае убеждение в нашей негодности почерпывается из примера сирийцев, мелхитов, халдеев и т. п., на которых вполне оправдывается представление об inestia orientale, а на нас смотрят также, как и на этих восточных человеков, забывая о той неизмеримой психологической пропасти, которая лежит между ими и нами и о разнице обеих культур. Прочитавши мои рапорты, папа, быть может, нашел только одно – что я un sagnatore idealista <?>, что я обещаю журавля в небе в то время, когда поляки дают синицу в руки. Он видит, что нас очень мало и потому заключает, что, очевидно, поляки снова правы в том, что восточный обряд годен только для бессмысленного русского быдла. Не забудьте, что интриги поляков, все-таки, оставляют свой след, тем более, что репутация «мучеников» установилась за ними весьма прочно, а их геройское сопротивление большевикам делает честь всему католическому миру (французы и португальцы оказались более уступчивыми в момент отделения церкви от государства, хотя могли опереться на законность и право). Их тезисы установлены мною теперь прочно:

1) Россия погибает, она уже не государство, в ней невозможно более развитие никаких культурных людей, она потеряла свой национальный облик.

2) Следовательно с ней нечего больше церемониться, а нужно смотреть на нее, как на Китай или Индию.

3) Православная церковь тоже развалилась и нам не к кому обращаться с предложением соединения (и на первый взгляд это так и есть). <…> № III-54

<ЧС копия из СЦМ>

<Письмо Л. Федорова А.И. Абрикосовой>

ЭКЗАРХ русской Греко-Католической Церкви Протопресвитер

ЛЕОНИД ФЕДОРОВ

Петроград

28/XII-<1>922 + Дорогая Анна Ивановна

События развиваются весьма быстро и не в нашу пользу. Хотя Walsh и прислал преосв. Иоанну свое felicitation по поводу открытия церквей, однако же, церкви и до сих пор закрыты. Петроградское правительство предъявило свое veto, основываясь на том, что католические церкви — это ячейки контр-революционных организаций. Чтобы оправдать этот поклеп против нас устраивается громкий процесс. Мы обвиняемся: в контр-революции, злобной агитации, в устройстве организаций для свержения советской власти, в использовании религиозных предрассудков народных масс для этой же цели etc. etc. … Одним словом, нас хотят скушать… На следствие вызывали уже епископа и 15 священников, я пока еще повестки не получил, но мое имя фигурирует в протоколах и меня уже ищут (следователь почему-то не знает моего адреса). По слухам в эту субботу (30-го) будут вызваны уже все и некоторых задержат до суда. Вне обвинений оставлены: Величко, Слоцкан (св. Екатерина), Шавдинис (Кафедральный собор), Спасовский (Выборгская сторона – кладбище). Оставлены в покое также наши отцы и пока я. Привлеченным к суду грозит "высшая мера наказания" за "систематическое сопротивление советской власти" т.е. расстрел. Кроме того, конечно, тюрьма и ссылка (быть может, высылка за границу). Сначала процесс было приказано вести быстро, но теперь в центре почему-то заколебались (не нажим ли из Рима?) и процесс кажется затянется. Церкви же до сих пор не открыты, а когда откроются, не известно. Однако при церкви св. Екатерины открыто совершаются богослужения (в столовой священнического общежития) и власти допускают, хотя было предписание: "не разрешать богослужений по домам".<Здесь отчеркнуто карандашом через весь текст письма; Федоров пишет пером>

Во всяком случае, если придет телеграмма на Ваше имя со словом "да" — это будет значить, что я арестован. Тогда скажите, чтобы Walsh имел для меня наготове немного денег (миллиарда 2) на случай моей высылки за границу. Когда, поэтому придет вторая телеграмма со словом "приезжайте", то нужно, чтобы кто-нибудь привез сюда эти деньги.

Так как единственным живым человеком из числа священников останется только о. Епифаний, то нужно будет позаботиться о содержании его и сестер, если таковые еще останутся, также придется позаботиться о том убежище, куда будут собираться наши верные. Для этой цели я постараюсь, чтобы деньги находящиеся в Гельсинфоргсе у о. Christierson были через Walsh'а переведены к Вам, Вы же от времени до времени посылайте известные суммы на имя Кап. Николаевны, так как ведение церковного хозяйства и забота об о. Епифании останется на ней. Деньги получил — благодарю.

Прилагаемое письмо прошу передать о. Салафиилу, когда это сокровище снова появится у Вас. О. Николай пусть не беспокоится — я даю этому типу чистую отставку. Что бы он ни говорил, пусть о. Николай отказывается от всяких ходатайств за него передо мной. Если ему так необходимо "перейти в католичество", то это может быть сделано только после разговора со мной, после которого у него пропадет к этому переходу всякая охота… . К нашей великой радости, кажется (о если бы!) что старец Амфилохий уже подал прошение о возвращении в лоно "св. православной Церкви"… .

Вот, пока, все! Много надежд на молитвы Ваши, Ваших сестер и о. Николая, а также и многих из числа прихожан. Не оставьте!

С глубочайшим уважением и преданностью

Экзарх Леонид.

№ III-55

<KUL Rup 787 лл. 266, 280, 282-285, 287, 288, публикуются фрагменты>

ОБВИНИТЕЛЬНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ

по делу № 1381 по обвинению Могилевского Архиепископа Римско-Католической церкви ЦЕПЛЯКА и других духовных лиц в преступлениях, предусмотренных ст. ст. 16, 62, I ч. 69 и 119 Уг. Кодекса. <…> 11. Стараниями ксендза Л. Федорова, представители Петроградского православного духовенства завязали сношения с католическим духовенством и делегаты от обеих сторон имели несколько заседаний в квартире ксендза Будкевича. Результатом соглашения был сообща составленный протест в Москву против циркуляра от 5 февраля 1919 года, подписанный архиепископом, ксендзом Федоровым, православным Петроградским Митрополитом и еще некоторыми лицами (26 февраля 1919 года). Затем был послан отдельный протест от католических приходских комитетов и отдельный от православных. Кроме того, до общего протеста, архиепископом был послан особый протест от своего имени.

<перед следующим далее фрагментом документ сильно лакунизирован, текст, связанный с о. Л. Федоровым начинается не с начала и, видимо, излагает суть его показаний> <…> г) Требование не допускать прислуживать в алтаре детей до 18-ти летнего возраста и не позволять им петь на клиросах.

Вот почему ксендзы имели право защищать своих прихожан от такого грубого нарушения свободы совести, не слыханного теперь ни в одном цивилизованном Государстве. Они, ксендзы, не могли без нарушения своих религиозных верований быть теми «немыми псами», которые по выражению Св. Писания «не умеют лаять», и в этом не видно контр-революционности. Эти действия были бы контр-революционными, если бы Правительство в своем Законодательстве признавало бы религию вредным явлением и запрещало бы ее или совсем или ограничивало бы свободу ее проявлений. На самом же деле Правительство торжественно заявляет о полной свободе в делах Веры, предоставляя ей право пропаганды. Тут одно из двух: Или Правительство лжет, что, конечно, недопустимо, или агенты Правительства превышают свою власть и должны понести за это соответствующее наказание.

Одним из превышений власти он, Федоров, считает то выражение обвинительного акта, в котором сказано, что, якобы «католическая контр-революционная организация» возбуждала прихожан, «пользуясь религиозными предрассудками последних». Значит, составитель обвинения смотрит на религиозные взгляды и понятия католиков только как на «религиозные предрассудки».

Подобное недопустимое выражение попало даже в 119 статью Уголовного Кодекса. И все это в Государстве, которое объявляет себя безразличным к религии и заявляет, что не хочет оскорблять никакой веры.

3) «Противодействий и сопротивлений Законам и Постановлениям Рабоче-Крестьянского Правительства» со стороны католической Церковной Власти не только не было, но едва лишь Правительство от лица тогдашнего Управляющего Делами Совета Народных Комиссаров БончБруевича пригласило его, Федорова, и Митрополита Эдуарда Роппа к участию в «Комиссии по практическому проведению в жизнь Декрета об отделении Церкви от Государства», то они немедленно согласились и настаивали на скорейшем созыве этой Комиссии, чего, к сожалению, не состоялось. Мысль о сопротивлении Правительству настолько чужда им, что для успокоения Властей, он, Федоров, не раз предлагал дать присягу в полном подчинении Советской Власти, как формы Правления, принятой (так или иначе – это другой вопрос) народом. Когда по нелепому подозрению все в той же пресловутой «контрреволюции» был арестован в Москве его благочинный о. Владимир Абрикосов (скоро потом освобожденный за полным отсутствием даже отдаленных улик), то он подал в Московское Военное Управление заявление, в котором указывал, что католический клир аполитичен и никакими контр-революциями не занимается. Духовенство шло навстречу Советской Власти, заявляя только одно: «Не трогайте нашей совести, не нарушайте наших религиозных верований».

4) В особенности же нелепо обвинять в контр-революции русских католиков, которым прежнее Царское Правительство просто не позволяло существовать Что же они могли ждать хорошего от возвращения прежнего режима, идеи которого проводились Колчаком, Деникиным, Юденичем и пр. Правда, «Временное Правительство» отнеслось к католикам терпимо, но и только, а затем стали проявляться такие неблагоприятные симптомы, что от реакции белых Правительств они не могли ждать ничего хорошего. 5) Это сознавали и латинские собратья и потому ничего так не желали и не желают, как полного отделения Церкви от Государства с абсолютным невмешательством этого последнего в религиозные вопросы. А между тем, главный Представитель Правительства по данному вопросу, Красиков, только и делал, что ругательски ругал Церковь, издеваясь над самыми священными религиозными взглядами и открыто заявлял о том, что никакой свободы они не получат и «попы будут согнуты в бараний рог». (Слышал это лично). Красиков часто заявлял, что Правительство хочет поставить дело отделения Церкви от Государства так, как в Соединенных Штатах Северной Америки. Пусть же Красиков посмотрит в Кодекс Соединенных Штатов и тогда увидит, какая громадная разница между ним и действиями его и ему подобных Представителей Власти.

6) Говорить вообще, о какой-либо «организации» среди католического духовенства в том виде, в каком оно существует теперь в России – немыслимо, ибо теперь нет пока никаких религиозных орденов и обществ, преследущих те или другие – всегда, конечно, религиозные цели. Собрания же духовенства, происходившие в здании Латинской Курии, вообще не нуждаются для этой цели в составлении какой-либо «организации», так как закон церковный не только разрешает местному Епископу делать такие собрания, даже с участием прихожан, но в определенных случаях прямо обязывает их к этому. Например: Епископ не имеет права издать какого-либо важного законодательства в своей Епархии, не выслушав мнения своих советников из числа каноников Епархии.

7) Он, Федоров, принимал лично участие в этих собраниях, начиная с 1919 года (кажется в конце этого года или в середине – точно не помнит) по двоякой причине.

а) Был на 2-3 собраниях общих (с мирянами), на которых дебатировался вопрос об отношении духовенства к предложенному для подписания договору.

б) Затем приходил, иногда, на эти собрания в течение 1920 и первой половины 1921 года с целью информировать латинских собратьев о развитии движения в пользу воссоединения православной церкви с католической. Все эти собрания были посвящены латинским духовенством исключительно на толкование нового Кодекса покойного Папы Пия X-го и на решение чисто церковных дел. О каких бы то ни было рассуждениях «контр-революционного» характера – в этом он клянется своей иерейской совестью – не было и помину.

Что же касается до общих собраний, на которых он участвовал, то там пришли только к тому решению, что допустимо подписание договора со вставкой, что означенный договор подписывается только впредь до разрешения Св. Престола. Кажется на втором заседании прелат Малецкий рассказывал, как произошло подписание договора в его церкви, а на третьем (или может быть на том же втором, Федоров не помнит) читался протест Председателю ВЦИК'а Калинину по поводу незаконного ареста Митрополита Роппа. Приглашения к каким бы то ни было злостным оттяжкам и проволочкам ни от кого не слыхал. Выражалось только желаниие, чтобы Власть не спешила с проведением в жизнь договора и радовались, когда казалось, что духовенству дают еще дышать. В той обстановке действительных гонений и преследований духовенства, в которой протекала эта работа, он, Федоров, думает, что такие пожелания более чем понятны и справедливы. Если и теперь духовенство является какими-то париями общества, то тогда (1917-1920) они были просто зверями, на которых мог охотиться любой проходимец. В особенности же честное и строго религиозное отношение к Советской Власти проявил сам Высокопреосвященный Архиепископ Иоанн Цепляк.

8) Что касается до изъятия церковных ценностей, то его точка зрения на этот вопрос такова. Признает принципиально допустимым даже для гуманитарных целей отдавать голодающим серебро и золото, но это должна делать сама Церковь, а не передавать свои драгоценности в руки тех людей, которые смеются над религией и не раз с открытым кощунством относились к тем религиозным предметам, которые при реквизиции попадали им в руки. Правда, духовенству предлагали участие в Контрольной Комиссии, чтобы могли знать: куда идут эти церковные ценности, однако какое значение могло иметь присутствие духовенства там, когда ксендзы не могли иметь своего печатного органа, в котором могли бы гласно заявлять о творимых на этой почве безобразиях. Попытка же духовенства обратиться со статьями и замечаниями в Советские журналы возбуждали только или удивление редактора или веселый смех его помощников. Самые деликатные из них обещали и обещали, «кормя завтраками» до бесконечности. Теперь, когда «Католическая Миссия помощи голодающим» кормит более 70-ти тысяч голодных и все более и более увеличивает свою деятельность, раскидывая свои станции на всю Россию, было бы крайне странно (если не сказать более) обвинять католиков в нежелании идти навстречу всем гуманитарным починам Правительства. 9) В заключение он, Федоров, указал на тот факт, что нежелание Правительством принять его формулу расписки свидельствует не о «контр-революционности», а о печальном недоразумении, в силу которого ясные как день вещи перетолковываются Представителями власти совершенно превратно. Духовенство всегда готово первым откликнуться на каждый справедливый почин в этом деле, но скорее готовы отдать свою жизнь, чем предать учение их Святой Католической Церкви (Д. №1381 л. 298-301).

<…> На основании изложенного:

1. Цепляк, Ян Гиацинтович 65 лет, уроженец города Домброва, Бендинского уезда, Петраковской волости, священнослужитель в сане архиепископа, беспартийный, не судился; <…>

14. Федоров, Леонид Иванович 43 лет, сын ремесленника города Петрограда, Экзарх Русско-Греко-Католической церкви, грамотный, холостой, не судимый, беспартийный; ОБВИНЯЮТСЯ в том, что с конца 1918 года по 5-е декабря 1922 года в гор. Петрограде по предварительному между собой соглашению образовали контрреволюционную организацию, имевшую своей определенной целью, путем возбуждения прихожан, пользуясь религиозными предрассудками последних, противодействие и сопротивление законам и постановлениям РабочеКрестьянского Правительства и в частности Декрету Совета Народных Комиссаров от 23-го января 1918 г. об отделении церкви от Государства и последующих к нему узаконений и распоряжений, в том числе и декрету об изъятии церковных ценностей от 23-го февраля 1922 года, причем организация эта, зафиксировавшая свое явновраждебное отношение к Советской власти в своих протокольных постановлениях, проводила в жизнь, путем пропаганды и агитации среди прихожан и с церковной кафедры принципы «проволочки» неисполнения и уклонения от предписаний Советских Законов по церковным делам и вопросам, последствием чего были уклонения представителей всех Петроградских костелов от подписания договоров и расписок, согласно формы, установленной Народным Комиссариатом Юстиции на аренду церковных зданий, а также частичные противодействия изъятию церковных ценностей, имевшие место летом 1922 года в костелах Св. Екатерины, Св. Станислава и Св. Казимира в гор. Петрограде, то есть в преступлениях, предусмотренных ст. ст. 16, 62, I-й частью 69 и 119 Уголовного Кодекса.

<…>

Вследствие сего и на основании ст. ст. 28 и 215 Уголовного Процессуального Кодекса, настоящее заключение вместе с делом препровождается Прокурору при Петрогубревтрибунале для предания упомянутых выше лиц суду названного Трибунала.

Следователь И. Лопатинский.

Декабря 30 дня 1922 года.

№ III-56

<KUL Rup 787 л. 291>

ВЫПИСКА

из протокола № 193 Распорядительного Заседания Президиума Петроградского Губернского Революционного Трибунала. от 28 декабря 1922 г.

В составе:

Председателя: Озолина

Зампредседателя: т. Кирзнер

Членов: Березовского

При секретаре: Иоффе

Прокурора: т. Семенова

Слушали:

§ 33. Дело № 1381 по обв. гр-н: Цепляк Яна, Малецкого Антона, Будкевича Константина и др., в прест., пред. ст. ст. 16, 62, 69 ч. 1, 119, 86 ч. 2 и 88 У.К.

Докл. т. Лопатинский

Постановили:

Обвинительное заключение след. Лопатинского утвердить, предъявить обвинение Цепляк Яну, Малецкому Антону, Будкевичу Константину, Василевскому Антону, Авгло Петру, Януковичу Петру, Эйсмонту Станиславу, Юневич Эдуарду, Матулянис Феофилу, Хведько Люциану, Тройго Яну, Ходневичу Павлу, Иванову Доминику и Федорову Леониду – по ст. ст. 16, 62, 69 ч. 1 и 119, Рутковскому Франциску и Пронскетису Августину по ст. ст. 69 ч. 1 и 119 и Шарпас Якову по ст. 86 ч. 2 Угол. Код. Дело назначить к слушанию в открытом суд. заседании с вызовом свидетелей и допущением сторон. Дело в отношении Балтрушис и Чаевского производством прекратить, за их смертью.

Подлинный за надлежащими подписями.

С подлинным верно:

Секретарь Волков.

 


Как легче всего сделать четки

Похожие записи:



Маникюр для коротких ногтей леопард

Ирландское вязание крючком книги

Вязание на спицах ворот