Как самому сделать мягкое кресло самому

Как самому сделать мягкое кресло самому

Глава 9. ВСТРЕЧИ


 
В это время по самолёту постучали.

– Это, наверное, местные рыбаки, – поспешила открыть люк бабушка Катя.

Все ожидали увидеть какую-нибудь экзотическую личность, но лицо влезающего в самолёт оказалось явно европейским, хотя и очень загорелым.

– Do you speak English? – спросила бабушка Шура.

– Yes, – хрипло ответил незнакомец.

Бабушка Шура быстро заговорила по-английски. Саша и Леночка совсем недавно начали изучать этот язык и поняли только одно слово «полисмен». «Ага, – догадался Саша, – наверное, бабушка спрашивает, не полицейские ли они?»

В самолёт залез второй незнакомец. В руках он держал пулемёт.

– Это же бандиты! – воскликнула бабушка Катя.

Незнакомцы странно переглянулись.

– Батюшки, – засипел бандит с пулемётом, – это же наши, русские… Как вас сюда занесло?

– Путешествуем, – процедила сквозь зубы Леночка.

– Туристы? – хриплый бандит вытащил пистолет. – Значит, должны быть деньги. Быстро давайте их сюда!

Но тут случилось нечто невероятное, то, чего ожидать никто не мог: бабушка Катя молниеносным движением перехватила руку хриплого, тот вскрикнул, выронил пистолет и с грохотом рухнул на пол.

– Не понял, – передёрнул затвор пулемёта сиплый.

Бабушка Катя сделала шаг вперёд, высоко подпрыгнула, и её голая пятка смачно впечаталась ему прямо в нос. Сиплый, выронив пулемёт, свалился рядом со своим напарником.

Гангстеры вскочили, замахали руками.

– Ну, бабуля, сейчас мы покажем тебе каратэ! Мы учились у настоящего сэнсэя.

Бабушка Катя ловко увернулась, схватила одного за руку, другого за шиворот. Здоровые и крепкие мужчины завертелись, ударились друг об друга лбами и отлетели в сторону.

– А нас в диверсионном отряде учил ротный старшина!

Бабушка Шура подняла пистолет.

– Руки вверх!

Бандиты попятились назад.

– Я узнал их, – вскрикнул Бариюс. – Это они подбросили нам ворованные радиодетали. Кто вас подослал?

– Директор завода, – всхлипнул сиплый. – Он хотел любой ценой вернуть себе своё кресло.

Леночка не на шутку рассердилась.

– Ах вы, негодяи, из-за вас папу чуть-чуть в тюрьму не посадили! А ну, говорите, как вы оказались в Индийском океане?

– На заработки приехали, в пираты переквалифицировались… Отпустите нас, мы больше не будем!

Бабушка Шура и бабушка Катя зашептались. Пираты, совсем недавно такие грозные, понимая, что решается их судьба, выглядели жалкими и беспомощными. Казалось, ещё совсем немного, и они расплачутся.

Бабушки сжалились над ними и решили отпустить, взяв с них слово никогда больше не воровать.

– А пулемёт? А пистолет? Они больших денег стоят.

– Брысь отсюда!

Хриплый и сиплый мигом покинули самолёт, погрузились в свою маленькую лодку, отплыли подальше и завопили:

– Ну, погодите, мы ещё встретимся!

Правильно говорят, сколько волка не корми, всё равно он в лес смотрит! Конечно, лучше было бы взять этих преступников с собой, в Россию, а там сдать их в руки правосудия, но тогда бы они здорово могли помешать полёту!

Бабушка Катя с трудом подняла тяжёлый пулемёт. Длинная очередь над головами несостоявшихся пиратов мигом привела их в чувство: лодка исчезла.

– Здорово! – загорелись Сашины глаза. – А можно и мне попробовать?

– Спички детям не игрушка! – бабушка Катя строго посмотрела на Сашу. – А уж пулемёты тем более!

Бабушка Шура попросила заполнить «всасыватель» полностью. Бариюс направил его на морскую воду. Под самолётом образовалась огромная воронка. Несколько капель бензина, оставшихся в шлангах, размножились в сотни килограммов превосходного топлива. Затем Бариюс подкрутил «множитель», и в ту же секунду появились кресла, огнетушитель, магнитофон, термос, а следом все остальные вещи, накануне превращённые в бензин.

Путешественники оделись, с аппетитом перекусили, и самолёт снова взлетел в небо…

А Кращелыга тем временем появилась в Москве. На этот раз, чтобы заработать побольше денег, она решила провести аукцион между крупнейшими телекомпаниями. Целый день пришлось бегать, звонить, назначать встречи… Предлагаемые суммы росли, но Кращелыга, помимо денег, жаждала прославить своё имя. Теперь торг шёл о том, сколько времени и какими буквами будет написана в титрах её фамилия. В одном из многолюдных коридоров телецентра она неожиданно столкнулась с Очкариковым.

Очкариков, поглощённый своим новым проектом, с большим трудом проник на телевидение. Он ставил любительский комический спектакль и в целях рекламы через знакомых журналистов добивался малюсенького репортажа о своей работе. Он был уверен, что фрагмент его постановки обязательно вызовет у зрителей интерес.

– Что-то здесь не так, – подумал Очкариков, увидев Кращелыгу с красными от бессонницы глазами, и последовал за ней.

Кращелыга пришла в приёмную директора очень известной телекомпании.

– Вас уже ждут, – учтиво вскочила секретарша, открывая авантюристке дверь в кабинет.

Очкариков дождался, когда секретарша усядется за свой компьютер, и быстро вошёл.

– Нельзя, директор занят!

– Как? Он мне назначил встречу!

– А кто вы?

– Я? – Очкариков на секунду замешкался. – Я режиссёр, моя фамилия Очкариков.

Секретарша пожала плечами.

– Я не в курсе. Подождите, директор скоро освободится.

Вот это как раз и требовалось Очкарикову! Теперь он с полным правом мог стоять у двери директора. Для конспирации он то и дело поглядывал на часы, вздыхал и всё время прислушивался к обрывкам разговора. Скоро он понял, о чём идёт речь. Сначала он обрадовался, потому что узнал, что Бариюс жив. Но тут же сердце его сжалось: против Бариюса опять готовится интрига!

– Это просто безобразие! – пошёл он к выходу. – Передайте вашему директору, что режиссёру Очкарикову некогда его ждать!

Когда Кращелыга ушла, секретарша рассказала своему шефу о странном посетителе.

– Режиссёр Очкариков? – пытался вспомнить тот. – Не знаю такого… Но раз он так уверенно держался, то, наверное, известный режиссёр! Разыщите его и пригласите! Мне очень интересно будет с ним познакомиться.

Очкариков прекрасно понимал всю опасность нового репортажа Кращелыги. Ещё несколько часов, и какая-нибудь телекомпания покажет Бариюса по телевизору. Тут же сотни бесцеремонных журналистов и исследователей бросятся в деревню, последствия могут быть непредсказуемыми. Не исчезнет ли Бариюс на этот раз навсегда?..

Очкариков решил встретиться с кем-нибудь из высших руководителей страны, кто действительно мог если и не запретить, то хотя бы задержать этот репортаж. Но как это сделать? И тут он вспомнил, что в одном из театров сейчас проходит юбилей очень известного актёра. Там обязательно будет кто-то из правительства. Очкариков на последние деньги поймал такси…

Оказалось, на юбилее присутствовал сам президент России. Естественно, его личная охрана и близко не пустила Очкарикова в правительственную ложу. И тут в голову нашего режиссёра пришла гениальная идея!

Очкариков после очередного поздравления нахально выскочил на сцену. Он обнял недоумевающего юбиляра и расцеловал его от имени коллектива народного театра дома номер двадцать восемь.

– Вам…В качестве подарка… Я прочту… Монолог Джульетты…

Зал расхохотался. Это ж надо, монолог юной влюблённой девушки будет читать маленький толстый человек! Откуда присутствующие могли знать, что когда-то это был лучший актёрский этюд Очкарикова. От этого выступления зависела судьба Бариюса, а возможно, и будущее всего человечества. Мысль эта испугала, но в то же время вдохновила Очкарикова… Он с дрожью в голосе произнёс первое слово и словно оказался другом мире…

Зрители притихли. Никогда ещё они не видели такого гениального исполнения… Почти все женщины рыдали, многие мужчины плакали. Буря аплодисментов возвратила Очкарикова в действительность… «Теперь я знаю, теперь я понял, как надо играть и мне, и моим актёрам, – думал он. – Я придумал абсолютно новую систему перевоплощения!!!»

Очкарикова похлопали по спине.

– С вами хочет познакомиться президент.

– Со мной? Зачем? – удивился Очкариков и тут вспомнил, зачем сюда пришёл. – Ведите, быстрее ведите меня к нему!

Президент с интересом выслушал Очкарикова. Он сам был расстроен случившимся. Человечеству для контакта с инопланетной цивилизацией представился такой шанс, а оно им не воспользовалось! Казалось, пришелец исчез навсегда… Даже своей властью президент не мог запретить репортаж Кращелыги. Информация уже просочилась и в любую секунду появится на телевидении или в печати. Всё может кончиться весьма печально… Президент задумался.

– Значит, они улетели на самолёте времён войны? Невероятно! Но куда они могли улететь и почему их до сих пор не запеленговали радары?

Очкариков рассказал о том, как у Воробьёвой-старшей пропал муж, известный лётчик-испытатель Воробьёв. Это случилось десять лет назад в районе Индийского океана. И если самолёта так долго нет, то, скорее всего, они полетели на его поиски. Старинный бомбардировщик, горючее, полная защита от радаров, тысячекилометровый перелёт – все это только для людей может показаться фантастикой. Нельзя забывать, что на борту находится Бариюс!

Президент снова задумался. Он умел принимать важные государственные решения, но на этот раз необходимо придумать нечто необычное… Он подозвал к себе одного из помощников.

– Быстро свяжите меня с военным архивом!

За сутки бомбардировщик пролетел над огромной территорией, но все было бесполезно: никаких следов катастрофы обнаружить не удалось. Усталая бабушка Шура посадила самолёт около небольшого острова. Измученные путешественники высадились на песчаный берег.

– В тот день с юга пришёл сильный ураган, и воздушный шар отнесло в сторону, – рассуждала бабушка Катя, рассматривая карту. – Нам хотя бы направление знать.

Бариюс хлопнул себя по голове.

– Как я мог забыть!

– Все забывают, – успокаивал его Саша.

– Это человек может забыть, а для машины подобное непростительно. Наверное, уже возраст…

Бабушка Шура усмехнулась.

– Семьдесят миллионов лет – разве это возраст? Нам вот с бабушкой Катей далеко за семьдесят, и ничего страшного.

Бариюс вспоминал, как для изучения планеты с космического корабля выпустили пятьдесят тысяч летающих микророботов – «жужжалок», по виду напоминающих обычных крупных мух. Они постоянно барражируют на большой высоте, записывая всё происходящее внизу. Один раз в двадцать лет по нескольким специальным узким тоннелям они возвращаются на корабль, передают полученную информацию на Центральный бортовой компьютер, обновляются и вновь заступают на дежурство. Если какая-то из них по тем или иным причинам выходит из строя или исчезает, то ей на смену тут же автоматически изготовляется новая. Если за столько лет все системы космического корабля до сих пор прекрасно функционируют, то и с «жужжалками» ничего произойти не могло.

Бариюс положил правую руку себе на голову, закрыл глаза. Вдруг все увидели, как откуда-то появилась большая муха и села ему на плечо. Бариюс долго молчал…

– В тот день здесь пролетал воздушный шар красного цвета.

– Дедушка летел на красном воздушном шаре! – вскричала бабушка Шура.

Бариюс поставил на карте жирный крестик.

– Воздушный шар пошёл на посадку в восьмидесяти километрах отсюда, затем резко поднялся на большую высоту и полетел на запад. Всё, информации больше нет.

Бабушка Шура долго рассматривала карту.

– Я так и думала. Шар нашли далеко отсюда. Дедушка высадился, а лёгкий неуправляемый шар понесло в том направлении, где потом дедушку и разыскивали.

Самолёт снова взлетел. Бабушка Катя постоянно считала, чертила, всматривалась в карту. Много лет назад она считалась самым опытным штурманом авиаполка. За долгие годы многое забылось, но мастерство есть мастерство!

– Дедушка уводил шар в сторону от урагана, искал удобный остров и мог приземлиться у любого…

Под самолётом виднелись маленькие голые острова. Даже с такой большой высоты было видно, что люди на них не живут.

– Смотрите, смотрите, – Леночка указала рукой на еле заметный дым от костра.

За мнгновение до встречи на острове Бабушка Шура сделала крутой разворот и пошла на посадку. Самолёт подрулил к самому берегу. Два почти голых чёрных аборигена в набедренных повязках радостно размахивали руками, приветствуя путешественников. Они не знали европейских языков, пришлось объясняться с ними жестами. Оказалось, остров лежит вдали от морских путей, поэтому его никто никогда не посещает. Этот остров называется Оро, соседний – Ири, а чуть дальше – Зуевка.

– Как вы сказали? – переспросила бабушка Шура.

Аборигены повторили, но они не знали, почему этот остров совсем недавно стал называться именно так.

– Он там! – догадалась бабушка Шура. – Зуевка – это же наша деревня!

Чуть взлетев, самолёт пронёсся над водой несколько километров, оставшихся до заветной цели. Вот и остров, совсем маленький, почти без растительности, неужели здесь кто-то может выжить?

Бабушка Шура первой выпрыгнула на песок, следом за ней бабушка Катя. Навстречу им из прибрежного кустарника вышел пожилой, но очень крепкий мужчина. Изорванная одежда едва прикрывала его загорелое тело.

– Леночка, это дедушка! – воскликнула бабушка Шура. – Его зовут дедушка Коля!

Бабушка и дедушка крепко обнялись. По их щекам текли слёзы счастья. Дедушка подхватил и горячо расцеловал свою внучку, которую видел первый раз в жизни.

– А вы кто? – удивился дедушка, разглядывая Бариюса.

Бариюс смешно заморгал большими глазами.

– Я космическая игрушка…

Теперь уже дедушка смешно заморгал глазами…

До глубокой ночи путешественники слушали интересный рассказ дедушки о своих приключениях. Полёт начался при очень неблагоприятных погодных условиях, но отважный воздухоплаватель всё же пролетел больше половины пути. Сильный ураган настиг его в самом центре океана, откуда до ближайшего крупного острова было несколько часов полёта. Воздушный шар изрядно потрепало, пришлось искать место для вынужденной посадки. Лишь около этого острова дедушке с трудом удалось снизиться. Он спрыгнул в прибрежные воды, но облегчённый шар резко взмыл в воздух и навсегда исчез в неизвестном направлении.

Казалось, ничего страшного не произошло и потерпевшего крушение быстро найдут, надо совсем немного продержаться… Но шло время, а помощь не приходила. Воздушный шар нашли далеко от места катастрофы, никому и в голову не могло прийти искать дедушку именно здесь. Кто-то в подобных обстоятельствах опустил бы руки, но только не лётчик Воробьёв. Несмотря на почти полное отсутствие воды и пищи, он всё же смог выжить, а со временем превосходно наладил свой быт. Дедушка научился ловить рыбу и крабов, находить и выращивать съедобные растения, добывать пресную воду. Надежда никогда не покидала его и вот спустя годы он спасён…

Теперь уже дедушка Коля превратился во внимательного слушателя. За десять лет многое изменилось в этом мире, и рассказ об этих изменениях длился довольно долго. С особенным интересом он выслушал историю Бариюса.

– Если бы я сам не увидел Бариюса, – сказал дедушка, – никогда бы не поверил в его существование!

На рассвете самолёт взял курс на родину. Во время полёта дедушка Коля с удовольствием сел за штурвал самолёта, на котором воевал много лет назад. За долгие годы он не разучился летать… Бабушка Шура включила рацию и настроилась на Москву…

– Белка, Белка, отзовитесь, – послышался далёкий голос.

От неожиданности бабушка Шура вскрикнула.

– Это же мой позывной во время войны!.. Да, я Белка, слушаю вас… Кто вы? Приём…

– С вами говорит президент России… Мы знаем, у вас на борту находится Бариюс. Передайте, пожалуйста, что никакой опасности для него больше нет. Правительства всех стран мира гарантируют ему полную безопасность. Жители планеты Земля приветствуют Бариюса и с нетерпением ждут его возвращения в Москву.

– Ура!!! – дружно прогремело в самолёте.

Президент передал микрофон командующему Военно-воздушными силами России, тот поинтересовался техническими возможностями самолёта, предложив произвести посадку недалеко от Тушинского аэродрома на Москву-реку. Дедушка прекрасно знал эти места и сразу согласился. Ещё командующий попросил разрешения военным журналистам взять интервью прямо в воздухе. Это было необходимо для того, чтобы именно сейчас люди смогли получить достоверную, не искаженную вымыслами информацию.

Бабушка Катя сообщила свои координаты, и скоро прямо по курсу появился морской разведчик российских ВВС в сопровождении двух истребителей. Приблизившись, самолёты покачали крыльями. Через несколько минут старинный бомбардировщик и новейшие самолёты летели вместе…

Кращелыга, небрежно развалившись на диване, смотрела телевизор, потягивая из огромной кружки пиво. Оставались какие-то пять минут до её сенсационного репортажа о Бариюсе. Авантюристка торжествовала: ей всё-таки удалось столкнуть лбами несколько крупных телекомпаний и устроить самый настоящий аукцион. После первого же показа по телевидению на её счет должна поступить очень большая сумма. Через несколько минут эти деньги будут принадлежать только ей и никому больше. А ещё будут долго говорить, какая она умная, какая она талантливая… Неожиданно на экране появился президент…

– К чему бы это? Уж не война ли началась? – сделала громче звук Кращелыга, но тут до её затуманенного пивом сознания дошло, что речь идёт о Бариюсе. Глаза тупо уставились в телевизор…

Прямая передача транслировалась прямо с борта самолёта-разведчика. Из открытого бокового люка бомбардировщика, летевшего рядом, Леночка и Саша дружелюбно размахивали руками. Впереди стоял немного растерянный Бариюс. Леночка что-то сказала ему, он кивнул и… вдруг сделал шаг из самолёта… Камера в руках оператора чуть вздрогнула… Трудно представить, сколько в этот момент на планете Земля сжалось от страха сердец!

А Бариюс уже подлетал к самолёту-разведчику. В лучах яркого солнца его серебристая шёрстка блестела особенно красиво, большие глаза сияли от счастья. Комментатор протянул микрофон.

– Здравствуйте, жители планеты Земля, – взволнованно приветствовал Бариюс…

Кращелыга заскрипела зубами: в одно мгновение её репортаж из дорогостоящей информационной сенсации превратился в содержимое для мусорного ведра. Кому теперь нужны подпольно снятые издалека кадры Бариюса, когда вот он на экране рассказывает о своей жизни и отвечает на вопросы?

Зазвонил телефон. Голос на другом конце провода сообщил о разрыве договора между телекомпанией и Кращелыгой ввиду полного отсутствия интереса к предложенному материалу.

Кращелыга запустила кружкой в огромный телевизор…

– Я отомщу, я отомщу, я жестоко отомщу!

Всю дорогу до Москвы самолёт сопровождали то российские, то американские истребители. И это оказалось как нельзя кстати: не прошло и десяти минут после завершения прямой трансляции, как одна известная террористическая организация сделала угрожающее заявление, смысл которого состоял в том, что Бариюс будет принадлежать только ей или никому. Тут же фанатики из запрещённой псевдорелигиозной общины объявили Бариюса посланцем дьявола, обещая немедленно его уничтожить…

К счастью, всего этого наши путешественники не знали, иначе их прекрасное настроение было бы испорчено. Они с нетерпением ждали возвращения на родную землю. Время тянулось нескончаемо долго, казалось, каждый оставшийся километр словно стал в несколько раз длиннее, но вот, наконец, показалась Москва.

Пролетая над Тушинским аэродромом, дедушка Коля покачал крыльями. Сотни тысяч встречающих самолёт людей закричали «Ура!». Даже здесь, на высоте, рёв двигателей не мог заглушить это торжественное приветствие. Самолёт сделал ещё один круг и пошёл на посадку, мягко коснувшись воды Москвы-реки. Он подрулил к наспех построенной деревянной пристани, где собрались руководители страны и высокопоставленные гости.

– Выходи первым, – шепнула Леночка Бариюсу.

– Почему я? Нас же всех встречают!

– Бариюс, милый, – ласково подтолкнула его бабушка Шура, – люди хотят видеть тебя, сделай им, пожалуйста, приятное.

Саша открыл люк, Бариюс вышел. От мерцания тысяч фотовспышек из его больших глаз выкатились две большие слезинки. Президент России протянул Бариюсу руку для приветствия, но не выдержал – поднял и расцеловал его. Рядом стояли президенты США, Франции, канцлер Германии, премьер-министры Англии и Японии, главы почти всех стран. Поочередно, словно ребёнка, они брали Бариюса на руки и целовали.

Многочисленные кордоны милиции с трудом сдерживали ликующих людей.

– Бариюс, милый, – кричала Леночка, не слыша собственного голоса, – тебя хотят видеть все!

Бариюс только по губам понял слова Леночки. Он осторожно освободился из объятий очередного главы государства, взял микрофон и взлетел вверх.

– Я не ожидал такой встречи! – растроганно говорил он. – Я вас всех очень люблю!!!

Он попробовал ещё что-то сказать, но голос его, многократно усиленный громкоговорителями, просто тонул в несмолкаемом шуме и гвалте. Российский президент потянул за микрофонный шнур.

– Сюда, сюда! – звал он.

– Что случилось? – спустился Бариюс.

– Очень опасно так висеть. Нам пора ехать.

– А как же собравшиеся люди? – удивился Бариюс. – Если мы уедем, это будет очень некрасиво.

– Люди придут сегодня вечером на Красную площадь, – пообещал российский президент. – Все вас снова увидят!

Тут же через многочисленные кордоны служб безопасности подлетел чёрный бронированный лимузин. Два дюжих охранника открыли дверь, приглашая Бариюса внутрь.

– А как же мои друзья, без них я никуда не поеду! – Бариюс повернулся к самолёту, но его из-за нахлынувших людей не было видно.

– Это не предусмотрено этикетом, – лихо отбарабанил один из охранников.

Бариюс ничего не знал об этикете, но спорить не стал и сел на удобное мягкое сиденье. Тяжёлая дверь захлопнулась, лимузин, со всех сторон окружённый мотоциклистами, плавно тронулся с места. За ним устремилась целая вереница машин с главами государств. Экипаж самолёта пригласили в самый последний автомобиль. Это сделал человек, действительно отвечающий за этикет…

Машины стремительно неслись по городу. Сотни тысяч людей заполонили улицы, всем хотелось увидеть Бариюса. Флаги, воздушные шарики, транспаранты – всё это быстро мелькало, и рассмотреть что-то подробнее было практически невозможно. Бариюс попросил открыть окно.

– Это опасно, – не разрешил охранник.

– Опасно? Но почему? – не понимал Бариюс. – Люди хотят меня видеть, как же я могу обмануть их ожидание?

– В толпе могут быть террористы!

Бариюс заметил, как ликующих людей сдерживают солдаты и милиция, на крышах домов расположились одетые в чёрный камуфляж снайперы.

– Неужели это так необходимо? – тяжело вздохнул Бариюс. Почему-то вдруг стало грустно и одиноко. Ему так не хватало его друзей! Где они сейчас, что делают? «Ничего, – подумал Бариюс, – скоро мы обязательно увидимся, и тогда я по-настоящему буду счастлив!»

Машина на полной скорости въехала в Кремль, следом за ней и все остальные. Не пустили несколько последних автомобилей.

– Почему нас не пропускают? – возмутилась бабушка Шура.

Загородивший дорогу офицер отдал честь.

– Относительно вас у меня нет никаких указаний!

– Но там Бариюс, он член нашей семьи! Мы же с ним летели в одном самолёте. Неужели вы не смотрели телевизор?

Офицер сам ничего не понимал, но нарушить приказ не мог.

– Про нас просто забыли! – предположил Саша. – И Бариюс про нас забыл, наверное, мы теперь ему больше не нужны.

Леночка заплакала.

– Нет, нет, Бариюс не такой, он не может про нас забыть. Ему просто сказали, что так надо, а он всегда и всем верит… Он думает сейчас о нас, я чувствую это!

И тут издалека кто-то крикнул. Это был Очкариков. Он залез на фонарный столб за оцеплением и махал рукой. Рядом с ним стояли мама, папа, дядя Боря и тётя Света. Дедушка бросился к ним навстречу. Столько лет он не видел своего сына, то есть папу, и свою сноху, то есть маму. Слёзы счастья появились у всех на глазах, даже находившиеся рядом люди не могли сдержать своих чувств при виде такой трогательной встречи.

– Мы встречали вас на аэродроме, – рассказывал Очкариков, – но пробиться не смогли. Приехали сюда, думали, в Кремль пустят…

– Нас, экипаж самолёта, и то не пустили, – пожаловался Саша.

Вокруг недовольно загудели.

– Вы совершили такой перелёт! Это же самый настоящий подвиг! Вы спасли человека, за это награждать надо!

– Не надо нам орденов и медалей, – всхлипнула Леночка, – пусть Бариюса отпустят!

Люди стали возмущаться.

– Куда дели Бариюса? Почему к нему не пускают его родных и друзей?

Подбежал ещё один офицер и сказал, что начальник службы безопасности приглашает в Кремль, но только завтра… Сегодня никак нельзя, сегодня встреча с главами иностранных государств. Но и завтра с Бариюсом встретиться не удастся, для него объявлен двухнедельный карантин.

– Какой карантин? – недоумевал папа. – Бариюс общается с нами длительное время, но все мы живы и здоровы.

Офицер виновато извинился …

Вечером, когда телевизор уже устал от бесконечного показа ликующих президентов, премьеров и грустного Бариюса, бабушка Шура недовольно высказалась:

– Вы как хотите, а завтра я никуда не пойду.

– Правильно, – согласилась бабушка Катя. – Без Бариюса эта встреча нам не нужна. Скажите, чего выдумали… Карантин какой-то!

– Конечно, может для науки так и надо, но пусть тогда проверяют и нас, но только вместе с Бариюсом! – поддержала их мама.

Леночка тихо сидела в самом дальнем углу комнаты и молчала. Словно во сне она видела ничего не понимающего Бариюса, его большие добрые глаза. Он тихо шептал: «Не бойтесь, я не заразный…»


Как самому сделать мягкое кресло самому

Похожие записи:



Трогательные поздравления для мужа на юбилей

Как чертить линейные электрические схемы

Какой маникюр перед шеллаком
Читать новость Как самому сделать мягкое кресло самому фото. Поделитесь новостью Как самому сделать мягкое кресло самому с друзьями!